Эльвира Осетина

Вампиры, дампиры и прочая нечисть...

Жанр: Городское фэнтези, любовный роман

В тексте есть: мжм, извращенный секс, властный эгоистичный герой

Аннотация:

ОДНОТОМНИК

Она бежит от прошлого целых пять лет. Вампиры. Она ненавидит их и боится до дрожи. А затем встречает его. Он такой же, как и она - дампир. Она соглашается провести с ним всего одну ночь, полную страсти и безумного секса. И вновь попадает в ловушку. Его ловушку - бесконечного, безудержного и извращенного секса. 
Сможет ли она выбраться из плена?

*Осторожно! В тексте есть принуждение к сексу и элементы БДСМ, МЖМ и очень эгоистичный главный герой. Никакой ванили! Очень много секса!!!

Предупреждение для читателей!

 

В книге присутствуют сцены насилия и извращенного секса с применением посторонних предметов, БДСМ Не рекомендуется к прочтению лицам, не достигшим совершеннолетнего возраста, а также лицам с неустойчивой психикой.

Благодарности

 

Особая благодарность моему мужу Дмитрию, за то, что он поддержал мою идею вообще начать писать! За то, что принимал непосредственное участие в написании одной из глав.

Спасибо моей читательнице «Асель» за помощь с переводом диалога.

Спасибо «Нежной Орхидеи» за помощь в редактировании текста.

И большое спасибо моим читателям с СамЛиба, что поддерживали меня, пока я писала это произведение.

 

Часть 1 (Вампиры и дампиры…)

 

ГЛАВА 1

 

Вампиры — похожие на людей существа, но отличающиеся генетически, с высокой регенерацией, наделенные огромной силой и выносливостью, с очень высоким метаболизмом, питающиеся сырой кровью, как животных, так и других особей (людей, моргинов, дампиров, оборотней и т.п.). Но могут иногда, и употреблять вареную пищу, примерно, два-три раза в месяц в зависимости от возраста вампира: чем вампир старше, тем меньше он питается обычной едой. Не любят прямых солнечных лучей в связи со свойством кожи. Селятся в основном в северной части полушария. Также обладают различными магическими способностями. Вампиром можно стать при помощи заражения крови особым вирусом. Такой вирус появляется только в зубах очень древних вампиров, кроме того, обратить человека в вампира можно с согласия вампирского совета. В связи с постоянным обновлением клеток, вампиры обладают долголетием или бессмертием. Точных данных нет или они скрываются советом

 

— Я пришла! — громко крикнула я.

Зашла в квартиру с двумя огромными пакетами, и поставила их прямо у порога, не в силах больше держать в руках.

Посмотрела на свои покрасневшие пальцы и глухо простонала от боли. Попыталась их размять и с ужасом услышала, как соседняя дверь начала открываться.

— К черту пальцы! 

Я кинулась к двери, чтобы закрыть ее, но было уже поздно. С силой дернула дверь на себя, но она открылась, протащив меня за собой. В эту же секунду подумала, что упаду прямо на порог собственной квартиры, как сильные руки подхватили меня за плечи и резко вздернули вверх. И я уткнулась носом в жесткую грудь и вдохнула резкий аромат мужской туалетной воды. Попыталась отпрянуть, но не смогла, так как руки все еще продолжали крепко держать, сжимая мои плечи. Подняла голову и посмотрела на хозяина этих рук. Ну конечно, можно подумать, кто-то еще бы посмел так себя вести, кроме Стаса. Его черные глаза, обрамленные черными ресницами, кажется, смотрели в самую душу, а невыносимая жестокая ухмылка заставляла злиться еще сильнее. Я забилась в его руках, хотелось оттолкнуть, хотелось ударить, меня раздирала сильнейшая злость. Хотелось крикнуть: «Да как ты смеешь, ублюдок?!» Но я не смела, произнести и слова, и просто молча боролась с ним. Так как знала, что это только усугубит мою ситуацию.

— Аня, ты вернулась? — послышался голос Кирилла из комнаты.

Губы Стаса изогнулись в еще более сильной ухмылке, так что я увидела его удлиняющиеся белые клыки. Холодная струйка пота потекла вдоль моего позвоночника, и я притихла. Злить Стаса ни в коем случае не хотелось.

— Да-да Кир, она вернулась! — прокричал Стас и медленно отпустил меня.

— Аня, ты почему не пригласишь Стаса?

Кирилл вышел в коридор.

— И опять ты без меня за покупками ходила, ну, сколько можно отучать тебя от этой дурацкой привычки? 

 Кирилл, взял пакеты, и пошел на кухню разбирать их.

— Проходи, Стас, — прошептала я, отворачиваясь от собственного кошмара.

Захотелось как можно скорее скрыться в комнате. Но кто бы мне дал? Он снова схватил меня за руку, развернул к себе и прижался с поцелуем. Я в ужасе сжала губы и почувствовала, как Стас скользнул языком по моим губам, пытаясь проникнуть внутрь. Он все сильнее и сильнее стискивал мое запястье в стальных тисках.

«Опять будут синяки», — с грустью подумала я и приоткрыла губы.

Язык Стаса тут же проник мне в рот, и его рука легла мне на затылок, а пальцы сжали волосы. Он углубил свой поцелуй с такой силой, что наши зубы клацнули, и я почувствовала боль. Поняла, что он поранил мои десны своими клыками и продолжал углубляться, болезненно трахая мой рот своим языком. Мне стало не хватать воздуха, и я застонала, а на глазах непроизвольно выступили слезы. Стас ослабил свою хватку на моих волосах, и, освободив мой рот, прижал вновь к своей груди.

— Какая же ты сладкая, Анютка, — прошептал он мне на ухо и медленно нехотя отпустил меня.

Мое сердце готово было выскочить из груди. Как только я почувствовала, что он меня больше не держит, я отпрянула от него и убежала в свою комнату прямо в уличных туфлях. Закрыв дверь, я пожалела, что у нас на двери нет замка. Оглянувшись, подумала, может, ее чем-нибудь подпереть? Но  поняла, что Кирилл будет в бешенстве, а злить еще и его мне совершенно не хотелось. Села на кровать и вновь попыталась снять свои туфли.

— Аня? 

 Кирилл вошел в комнату и посмотрел на меня с удивлением. 

— Аня, пошли в кухню. Стас принес твой любимый яблочный сок. Ты чего убежала?

Мои руки сотрясала мелкая дрожь, и пока я дергала застежку на туфлях, поднимать глаза на Кирилла совсем не хотелось. Я знала, что он скажет, поэтому просто молча пыталась расстегнуть застежку. Кирилл подошел ко мне и, опустившись на одно колено, положил свои руки на мои пальцы.

— Анютка, ну, сколько можно? — он убрал мои пальцы с застежки и, расстегнув ее, медленно снял туфлю и погладил мои пальцы на ногах. Я непроизвольно дернула ногой. Он посмотрел на меня и лукаво улыбнулся. А затем занялся второй застежкой. 

— Милая, ты должна понять, что мы со Станиславом уже несколько сотен лет вместе, — он снял мою вторую туфлю и начал нежно поглаживать пальцы на ноге, — как же я люблю твои маленькие пальчики, малышка. 

 Он взял мою ногу, поднес к своим губам и посмотрев в глаза начал медленно облизывать пальцы. Это было его любимым занятием. Я знала, что вырываться бесполезно, и говорить о том, что я вообще-то с улицы и мои ноги сейчас не в самом чистом состоянии. Конечно, по лужам я не ходила и в грязь не лезла, но все равно это та же пыль. Однако все эти доводы всегда были бесполезны, и если Кирилл чего-то хотел, то мне оставалось только подчиниться. Он остановился, прижал мою ногу к своей щеке и посмотрел мне в глаза своим синим пронзительным взглядом. 

— Любимая, отказывая Стасу, ты делаешь мне очень больно. Неужели, ты так сильно не любишь меня?

Его огромные синие глаза смотрели на меня с тоской и грустью. А белые пряди волос, как всегда, небрежно спадали на его мускулистые плечи. Мое сердце сжалось, отказать моему светловолосому ангелу, я была не в силах.

— Я просто еще не привыкла к нему, мне нужно время, вот и все, — попыталась я в очередной раз объяснить Кириллу мой страх перед его другом.

Он поднялся на ноги и взял меня за руку.

— Идем, он скучает там и ждет нас.

Мне ничего не оставалось, как поплестись за любимым на кухню. Стас, как всегда, развалился в кресле. Он чувствовал себя в нашем доме как хозяин и уж точно не как гость. Меня всегда раздражала эта его манера обращаться со всеми вокруг как с рабами. Он смотрел в телевизор и, бездумно переключая каналы, попивал прозрачную жидкость из бокала, наверное, сок. Увидев нас, на его красивом лице появилось обидчивое выражение. В ужасе я поняла, что концерт начинается, даже страшно было подумать, к чему все это приведет. И Стас в лучших традициях театра драмы поджал губы, сделал большие глаза и с обидой в голосе начал жаловаться.

— Ну, наконец-то, а я уже заждался. Кир, ты сегодня обещал мне, что она будет более покладистой, и что я вижу? Представляешь, она опять пыталась оттолкнуть меня, когда я ее поцеловал. Хуже того, она дверь попыталась закрыть перед моим носом! — затем он отвернулся и сделал глоток сока, как будто выдохся после своих слов и замолчал.

Можно было, конечно, попытаться оправдаться, сказать, что Стас был груб, и он повредил мне десны своими клыками, что они до сих пор болят, но это никогда не действовало на Кирилла. Он все время верил в игру своего любимого друга. Поэтому я отвела взгляд от удивленного Кирилла и попыталась прошмыгнуть к мойке, но он схватил меня за предплечье и не дал пройти дальше.

— Это правда? — Кирилл изогнул свою черную бровь.

Стараясь смотреть себе под ноги, я тихо прошептала: «Все не так, как ты думаешь».

Но Кирилл продолжал молчать и держать меня за руку, и я посмотрела ему в глаза. То, что я увидела, мне совершенно не понравилось. Никогда он не был таким злым. Черты его лица заострились, а синева его глаз засветилась. Я в ужасе попыталась отпрянуть от него, но Кирилл сдавил мое запястье, и я не смогла сделать и шагу.

— Я задал тебе простой вопрос, и ты должна ответить на него очень просто: «Правда» или «Не правда»! — процедил он сквозь зубы, сузив свои глаза.

Почему-то сейчас я поняла, что, кажется, Стас наконец-то смог добиться своего. Кирилл не просто зол на ситуацию в целом, он очень зол на меня, так, как будто я обидела не его друга, а его самого. Посмотрела на Стаса и увидела его победную ухмылку. Когда же Кирилл посмотрел в его сторону, лицо Стаса мгновенно изменилось на обидчивое.

— Значит так, Аня, — Кирилл двинулся в сторону кухонного стола, обошел его и поставил меня напротив вальяжно развалившегося в кресле Стаса, — сейчас ты будешь просить у Стаса прощения за свое поведение по отношению к нему, — я непонимающе посмотрела на Кирилла, — я уже не один раз говорил тебе о том, кто такой Стас и что он значит для меня, а ты, похоже, не очень-то это поняла.

— Кирилл, я…

— Не смей перебивать меня! — он закричал на меня и сдавил мое запястье, которое и так уже болело после пальцев Стаса.

Я не выдержала и застонала от боли не только физической, но и душевной.

Сейчас я смотрела на Кирилла и видела совсем другое существо, не было того прекрасного ангела, передо мной стоял высокий и озлобленный вампир с заостренными чертами лица, выпирающими клыками и горящими глазами. Было так тяжело понимать, что Кирилл делает мне больно только потому, что я якобы обидела его друга.

— Кирилл, пожалуйста, не надо кричать на меня… 

Я попыталась высвободить свою руку из его железной хватки, но он лишь дернул меня в сторону Стаса. От неожиданности я запнулась об его ноги и повалилась прямо на него. Стас подхватил меня под руки и мгновенно усадил к себе на колени, прижав к груди.

— Ты будешь делать все, что скажет Стас, и только посмей хоть слово сказать против! – с каждым словом, он говорил все громче и громче, - я долго ждал пока ты, как ты говорила, «привыкнешь», и я терпел и думал, что действительно тебе нужно привыкнуть. Но как оказалось, ты даже не собиралась дать ему шанс, так еще и попыталась его выгнать из нашего дома! — Последнюю фразу он уже выкрикнул с искажённым от злости лицом.

 — Ты обманула меня! Значит, и я не собираюсь больше потакать твоим желаниям. Сейчас ты попросишь у Стаса прощения и сделаешь все, что он скажет. И только попробуй еще раз расстроить его! — с этими словами он посмотрел на меня в ожидании.

Я в ужасе сидела на коленях у существа, которое больше всего на свете ненавидела и боялась. И в моей голове все никак не могло уложиться понимание всей этой ситуации. То, что сделал Кирилл… то, что он сказал сейчас — это было просто ужасно; и то, что он сейчас хотел от меня — это… это… было выше моего понимания.

— Кирилл, что ты делаешь? Опомнись, — прошептала я, глядя в глаза самому любимому и единственному существу на свете, которого я боготворила как учителя, как воспитателя и как мужа.

— Хватит, Аня! Я жду твоих извинений перед Стасом! Или может быть, мне, как в далеком детстве, взять ремень, оголить твою маленькую попку и отхлестать тебя? Чтобы выбить из тебя прощение? Ты этого от меня хочешь?

Мои глаза расширились от ужаса и осознания, что Кирилл сделает это. Он, действительно, никогда не переживал по этому поводу и без проблем задирал мое платье, сдергивал плавки, укладывал на колени и начинал меня воспитывать, но это было так давно, что я уже и забыла об этом. А сейчас я вспомнила этот его решительный взгляд.

— А может, мы дадим это сделать Стасу? Как думаешь Стас, этого будет достаточно, чтобы ты простил Аню за ее неприемлемое поведение?

— Нет! — непроизвольно вырвалось у меня, и я глянула в черноту глаз Стаса.

И поняла, что сделала огромную ошибку, так как почувствовала под своей попой прямое доказательство его возбуждения и нарастающую похотливую глумливую улыбку.

— Я думаю, ты прав, Кир. Одного слова «прости» будет недостаточно, тем более что она явно даже и не собирается его говорить мне. Ведь до сих пор молчит.

— Это моя вина Стас, я стал слишком мягок к ней и упустил ее. Даже не знаю, что теперь и делать. Мне так стыдно, — сокрушался Кирилл с печальным выражением на лице.

У меня в голове зашумело от всех этих разговоров. Было такое ощущение, что я попала в какую-то искаженную реальность. Мне все казалось, что Кирилл скажет, что это шутка, что они просто хотели напугать меня; он заберет меня у этого подонка, обнимет, поцелует, выпроводит наглого вампира, и мы займемся любовью, но вместо всего этого, Кирилл снял свой ремень и передал его Стасу в руки. И тут я поняла, что они не шутят, что они серьезно собрались здесь и сейчас меня начать «воспитывать». И в меня словно бес вселился - я завизжала и начала вырываться. Стас, видимо, не ожидал такого противостояния и выпустил меня, а я, слетев на пол, кинулась в коридор. У меня в голове возник четкий план - глазами я уже смотрела на балетки и мою сумочку. Я схватила их в охапку и кинулась к двери открывать замок, я провернула защелку, даже не смотря, бегут за мной или нет, и уже думая о том, что вот сейчас я убегу отсюда, дернула дверь, но она к моему изумлению не поддалась. Я начала дергать ее сильнее и сильнее, но она оставалась закрытой.

— Солнышко мое, ты куда собралась? — услышала я вкрадчивый голос Кирилла у своего уха.

Медленно обернулась и увидела его с вытянутой рукой у меня над головой. Я проследила за его рукой и поняла, что это он держал дверь, поэтому я и не могла ее открыть. Кирилл медленно взял меня за талию и отодвинул от двери, затем так же медленно подошел к замку и закрыл его. Потом он взял ключи с прихожей и закрыл второй замок на двери, демонстративно убрав ключи в карман своих брюк. Я поняла, что это были мои ключи от двери, это их он убрал себе в карман, так как я, входя домой, по привычке всегда бросала их в прихожей, и получается, чтобы выйти из квартиры, мне нужно взять ключи у Кирилла? А его лицо сейчас было абсолютно неузнаваемым: это был не мой Кирилл, это был уже кто-то совершенно другой. Жестокий и беспринципный взгляд.

«Куда делся мой ангел?», — хотелось закричать мне, но вместо этого я просто всхлипнула.

— Может быть, хватит уже, Аня? Ты что, собралась сбежать от нас? Ты вообще понимаешь, что ты сейчас попыталась сделать? Ты хотела уйти? Просто взять и уйти от нас, — Стас стоял сзади меня и говорил все этот таким тихим и, как обычно, расстроенным голосом, что я могла бы даже поверить в его искреннее удивление и сожаление, если бы не видела его пронзительно черного взгляда, в котором загорались искры похоти и желания. Я уже выучила этот взгляд за тот месяц, что знакома с ним. Я попыталась отступить от них обоих в надежде спрятаться хотя бы в ванную комнату, там ведь был какой-никакой, но замок, хотя думаю, что этот замок для них был, как слону дробина, с их-то вампирской силой и выносливостью. Поэтому оставалось только посмотреть с отчаяньем на Кирилла и надеяться на него.

ГЛАВА 2

 

Дампиры — совместное потомство вампира и человека или вампира и дампира, у вампиров и моргинов потомства не бывает. Из-за разбавленной крови имеют менее сильные возможности вампиров. Однако совместное потомство вампиров и дампиров наоборот увеличивает их возможности в разы. Так же имеют различные магические способности. Обладают долголетием или бессмертием, точных данных нет, или они засекречены советом вампиров.

 

Я зажмурилась, а руками закрыла уши, как в далеком детстве, когда пряталась от него под кроватью. Я думала, что если закрыть глаза, то я исчезну, и он меня не найдет, а крик мамы бьющейся в агонии под ним прекратиться. А потом вдруг все затихло, я стояла, и меня никто не трогал, совсем никто, это продолжалось несколько минут, а я вдруг поняла, что не стою, а уже лежу.

Открыла глаза, и меня встретили темнота и гулкая тишина, лишь тиканье стрелок часов отдавалось эхом в комнате.

— Сон, это был всего лишь сон, — прошептала я в пустоту.

Включив ночник, с трясущимися конечностями я заставила себя встать и сходить на кухню, включить чайник. На часах было три ночи. Заварив успокаивающий отвар, я постепенно согревалась. Сонная Мурка залезла ко мне на руки. Мы повстречались с ней год назад. Облезлая взрослая кошка, уставшая и голодная, она напоминала мне меня. Я забрала ее в свою маленькую съемную «однюшку», хозяйка поворчала, но я поклялась, что проблем не будет. Странно, но Мурка действительно не проблемная кошка. Котят не приносит, просится на улицу, дома не гадит. А еще охраняет мой сон и успокаивает. Смотрит в глаза и будто чувствует меня, словно понимает мое одиночество.

До сих пор поверить не могу, что я сбежала. Уже пять лет я живу одна. Смогла устроиться в библиотеку, зарплата маленькая, но из-за отсутствия желающих работать, директриса распорядилась оплачивать аренду моего жилья. Первые три года жила в подсобке в самой библиотеке. Мыла полы, помогала раскладывать книги, по не многу всему училась. И жизнь налаживалась. Я изменила свою внешность, белые кудри все время красила в черный цвет, смазывала их постоянно гелем, нашла специальный такой лоснящийся, отрастила челку, закрывающую глаза, на лице рисую прыщи, одеваю жуткую одежду, что висит на мне мешком, сутулюсь постоянно. Ну, еще запах себе сделала невыносимый. Одежду прополаскиваю в слабом растворе нашатыря. Вонь стоит от меня отвратительная. Зато никогда и никто меня не опознает. Помню, как кривилась директриса, но слишком уж сильно нужна была им уборщица, вот и взяли. Сейчас даже к запаху моему принюхались, или внимания не обращают. Читателям вообще, кажется наплевать.

Утром не выспавшаяся, я привычно уже нагримировала себе прыщи на лице, оделась в свою серую мешковатую одежду и выскочила под ливень, чертыхнулась, что не взяла свой дождевик, но опаздывала уже слишком сильно, работу терять не хотелось, я привыкла к ней.

«Марафет» на лице придется на работе наводить, дождь мгновенно все смыл, благо косметику я всегда с собой носила.

Побежала через дворы, маршрутку ждать бесполезно, дождь лил, словно из ведра, я услышала звук приближающейся машины и притормозила, всматриваясь в фары, и именно в этот самый момент, из-за спины я услышала гудок, но было поздно. Единственное, что запомнила, так это ощущение полета, довольно долгого, а может мне просто показалось? Удар уже не помнила, просто отключилась.

Пришла в сознание в больнице в палате. Осмотрела себя и увидела, что одежда на мне больничная, ноги и руки целы. Еще бы они будут не целы, у меня регенерация благодаря моей крови на высоком уровне. Потрогала голову, оказалось она забинтованная. Часов и цепочки нет. Я запаниковала, это единственное, что осталось у меня от мамы, неужели украли? Закрыв глаза, я не выдержала и заплакала.

— Милочка, ну чего ты ревешь, тебе вон как повезло, такой мужик сбил на дороге, а она еще и ревет, — послышался женский недовольный голос.

Убрав руки от глаз и стерев слезы, я увидела полноватую женщину в белом халате, видимо медсестра? Она деловито задрала мне рукав и попыталась кольнуть какой-то укол.

— Что это? 

Я мгновенно одернула руку. Женщина удивилась, еще бы, во мне было росту сто шестьдесят сантиметров и весу сорок три килограмма, худющая тоненькая слабенькая девчонка на вид лет пятнадцати, если бы не полная грудь и чуть широковатые бедра. При всей моей худобе, доской я никогда не была, и уж тем более угловатым подростком. А она дородная высоченная тетка, схватив меня за руку, видимо думала, что легко удержит. И удержала бы, будь я человеком, но я человек лишь на половину, поэтому силы во мне столько, что я здоровенных двух мужиков уделать могу, если они конечно люди, а вот вампира мне и одного никогда не одолеть.

Ступор женщины прошел, и она недовольно нахмурилась.

— Ты чего дергаешься? Пироцитам это, для профилактики, у тебя ведь сотрясение то о-го-го было. В отключке, почитай, два дня провалялась. А это чтобы мозг нормально функционировал. Семен Семеныч, врач твой, никогда плохого не назначит. Да и спаситель твой, такие деньжища заплатил, чтобы мы тебя на ноги поставили. Так что не чего глазами своими сверкать. Линзы что ли?

Кажется, ответы мои, тетки были не нужны. Пока она продолжала говорить не понятно с кем, я все же вычленила важную для меня информацию. Меня сбила машина, водитель отвез меня в больницу и оплатил лечение, два дня я не приходила в себя, кости рук и ног целы. Вообще-то мне довольно сложно сломать кости, правда Стас умудрялся это делать, просто для того чтобы проверить, как быстро они заживут. Экспериментировал. Кости срастались за пять часов. Стас хмурился и говорил, что это слишком долго, у вампиров, кости даже если и сломать, что практически невозможно сделать, но все же если вдруг такое случится, то они срастаются за пять минут, это если вампир голоден, если же сыт, то за несколько секунд.

Я потрясла головой, пытаясь избавиться от ужасных воспоминаний, и вновь выдернула руку из цепких пальцев тетки.

— Послушайте, со мной уже все в порядке, скажите, где мои личные вещи? 

Я строго посмотрела на тетку.

— Какие еще личные вещи? Эти тряпки, что на тебе были? Так их с тебя еще твой спаситель содрал и сказал, что выбросит.

Я чуть не выругалась. Тетка опять попыталась схватить меня за руку. Вот бывают же люди упертые!

— Послушайте, мне не нужны никакие уколы! — я не выдержала и прикрикнула на нее.

— Чего орать-то, я ж не глухая, и вообще Семен Семеныч плохого не пропишет. Я вот его сейчас позову, он тебе дуре сам вколет. А я не собираюсь припадочных тут колоть, сумасшедшая!

С бурчанием и ругательствами тетка наконец-то скрылась в коридоре.

— Верните мои вещи! — крикнула я ей вдогонку.

Уходить в халате из больницы совершенно не хотелось. Хорошо, хоть у Мурки еды наложено, и «Катсан» я ей меняла. А вот два дня - это плохо, меня с работы точно выгонят. Надеюсь этот «спаситель» и забрал мою цепочку и часы. Ладно, надо эту повязку снять. И подойдя к зеркалу, я начала стягивать бинты.

Часы давно не шли, хоть и были золотые, цепочка была тоже золотой и очень тоненькой, поэтому материальной ценности они практически не представляли. Но это была память, тогда, много лет назад, я трясущимися руками успела схватить их с тумбочки рядом с кроватью, где лежало уже остывающее тело мамы.

Спустя два часа в палату зашел мужчина, без халата. Вот и мой спаситель.

— Это вы сбили меня? — я строго посмотрела на «спасителя».

Он явно не ожидал от девчушки столько раздражения, даже рот приоткрыл.

— Мм.. прости..те, был сильный ливень, и у меня машину занесло на повороте, — вся его бравада крутого мена сразу же пропала.

По его брендовой одежде я поняла, что мужик не из бедных, да в принципе и по палате было понятно, слишком она шикарная.

— Мне сказали, что вы мою одежду забрали. Где она? 

 Я не собиралась вступать с ним в полемику, мне нужно было забрать мои вещи и быстрее убираться отсюда. Слишком опасно. В больницах, всегда околачиваются кровососы. А я тут целых два дня, да еще и без маскировочного запаха, меня тут помыть даже умудрились. И когда успели только?

— Я выбросил эти лохмотья, вот, купил вам новые, — видимо мужик понял, что охать и ахать, а так же впадать в истерики я не собираюсь, поэтому его тон стал более собранным и деловым.

В его руке я заметила пакеты из брендового бутика, он протянул мне их, подойдя ближе к кровати. Неужели и цепочку с часами выкинул сволочь?

— На мене была цепочка и часы? — уже ни на что, не надеясь, спросила я его. И, взяв пакеты, начала вываливать одежду на кровать, не глядя на мужчину, не собираюсь ходить голой!

— О да, простите. 

Он полез в карман, а я, опять не смотря на него, взяла из его руки цепочку с часами и быстро их надела, затем так же быстро начала натягивать плавки, колготки и джинсы.

Спрыгнула с кровати и отвернулась, стянула с себя халат, при этом мужик кашлянул. Я и забыла про него. Одела поддерживающий лиф, молодец какой, даже об этом подумал, и натянула футболку. С микки-маусом, ага. Он решил, что я ребенок? Плевать, главное до дому добраться, блин даже не спросила, что за больница. А, ладно, на улице разберусь. Я натянула розовую курточку, сев на койку, вытащила кроссовки … тоже розовые, кошмар, боюсь, я переоценила свои эстетические возможности, зло посмотрела на мужика и встала, намереваясь как можно скорее уйти из больницы. Боюсь, что из города тоже придётся убегать, скорее всего, меня уже почувствовали. Конечно, что это Стас или Кирилл я сильно сомневаюсь, но и других кровососов видеть у меня нет никакого желания, один раз уже попробовала обратиться за помощью, наивно полагая, что не все они такие, оказалось еще хуже, еле ноги унесла.

— Послушай… те, — он все никак не мог понять, как ко мне относиться, по фигуре я ни фига не ребенок, — ты хочешь уйти?

— Да, — просто ответила я, обогнула мужика и пошла на выход из палаты. У двери меня опять попыталась схватить тетка, но я увернулась. Вот ведь, бывают же люди приставучие?

— Эй милочка, тебя же никто не отпускал! — визгливо хрюкнула медсестра.

Я не обращая внимания, пошла по коридору инстинктивно к выходу. Была у меня одна странная особенность, видимо от папочки досталась, я умела ориентироваться на местности, словно чувствовала где выход, и могла найти его, откуда угодно, впервые она проявилась еще в далеком детстве, мы с мамой и ее подругами поехали в лес по грибы. Конечно же, все разбрелись по лесу, я от мамы не отставала. Но она, к сожалению, заблудилась, помню, как почувствовала, что мама паникует и кое-как сдерживается, чтобы не заплакать в голос. Я всегда чувствовала ее эмоции, еще одна моя особенность — эмпатия. Пришлось взять ее за руку и выводить к машине, шли мы довольно долго, но мама, почему-то не сопротивлялась. Правда, дома, сказала, чтобы я никому и никогда не говорила об этой моей способности.

Вот и сейчас я быстро шла на выход, правда мужик увязался за мной, я скорее почувствовала, как он попытался схватить меня за руку, и отдернула ее от него. Он смог ухватить лишь воздух. Я ускорила шаг и побежала по лестнице вниз. Этот ненормальный, тоже побежал. И что ему надо от меня?

Выскочив на улицу, я ринулась к воротам, повезло, прямо возле ворот остановка, хотелось как можно скорее отсюда убежать.

— Эй, послушай, давай я отвезу тебя, у тебя же даже денег на маршрутку нет, — услышала я сзади его крик и тут же тормознула. Вот же ш, … Хотелось материться и ругаться, у меня же действительно нет денег.

— Мой кошелек у вас? 

Я же совсем забыла, что документы я с собой не ношу, а вот кошелек-то был, там какие-то копейки на проезд и на булочки валялись.

Он чуть не врезался в меня, но в последний момент остановился, даже не запыхался, молодец какой, спортом видимо занимается? Бегаю я, к слову сказать, очень быстро, конечно не как вампир, но и быстрее любого самого лучшего бегуна-человека. Сейчас я, конечно же, бежала в пол силы, привлекать к себе слишком много внимания, совершенно не хотелось. Вампиров может быть, и нет здесь, но тут могут быть моргины, их верные слуги, вот те могут и приметить нечто необычное и сообщить хозяевам. А бегущий подросток, сомневаюсь, что привлечет внимание. Хорошо, что мужик купил мне подобную одежду, маскировка отличная, теперь, пожалуй, так и буду делать. Хорошую идею подал.

— Слушай, теперь я действительно понял, что ты выздоровела.

— Кошелек, — поторопила я говоруна.

— Послушай, давай поговорим, а?

Чего ему нужно? Я искренне удивилась такому напору.

— Давай отойдем к лавочке, — увидев мое выражение лица, он тут же затараторил, — или к моей машине, я отвезу тебя? Ну, зачем тебе в маршрутке трястись, а вдруг тебе плохо будет, ну подумай, ты два дня без сознания пролежала. Я просто довезу тебя, куда скажешь, и все?

Он вопросительно посмотрел на меня. Черт, в его словах была правда. Я действительно пролежала целых два дня в отключке, вдруг у меня было что-то серьезное?

— Показывайте машину.

Он выдохнул и попытался взять меня за руку, я ее отдернула. Улыбнувшись и укоризненно посмотрев на меня, как на глупого ребенка, он пошел в сторону стоянки, а я - вслед за ним, размышляя о том, что нужно купить переносную сумку для Мурки. Дома мне кроме паспорта брать было не чего, за квартиру до конца месяца оплачено, нужно на работу забежать. Черт! Меня же никто не узнает, может родственницей притвориться? Хотелось бы трудовую книжку забрать, опыт работы в библиотеке тоже не хотелось бы терять. Может мужика как извозчика поэксплуатировать, ведь рвется же помогать, Робин Гуд…

Мы дошли до машины, и я присвистнула. У него и шофер свой имеется и охрана? Что-то мне это совсем не понравилось. Я остановилась.

Мужик открыл дверь машины и увидел, что я не тороплюсь сесть в салон.

— Слушай, ты чего испугалась? Тебя никто не обидит.

Я принюхалась и переключилась на внутреннее зрение, не моргины, обычные люди, может я ему просто приглянулась? Вампы не берут на работу обычных людей. Думаю, что страшного ничего не должно случиться, в конце концов, я всегда могла убежать, неужели от каких-то людей не смогу? Я залезла в салон лимузина. Мужик сел следом за мной, и напротив нас сели два мордоворота.

Машина двинулась, а у меня даже адреса не спросили. Интересненнько.

— Меня зовут Андрей.

— Катя. 

Теперь я по паспорту Самойлина Екатерина Сергеевна. Единственное, что смогла получить от поганых кровососов, к которым обратилась за помощью, после побега от Кирилла и Стаса.

— Ну, вот и познакомились. Послушай, я хотел бы загладить свою вину.

— Сто тысяч, — тут же оборвала я его терзания совести и, не мигая взглянула в глаза.

А что, хочет помогать, пусть помогает, никогда не была гордой. Всю жизнь живу по принципу, дают, бери, бьют, беги. Когда на твоих глазах чудовище зверски убивает твою мать, некоторые ценности в жизни очень быстро пересматриваются.

— Что?! — брови «благодетеля» поползли вверх.

— Сто тысяч рублей, —  не долларов же, мысленно добавила я, продолжая смотреть ему в глаза.

Он тоже взгляд не отводил, на самом деле мужик — кремень, глаза у меня слишком не обычные и люди долго не выдерживают моего взгляда. Слишком яркие и слишком чистые зрачки. Жаль только гипнотизировать я не умею, в отличие от вампиров.

Андрей усмехнулся на мое заявление. А мордовороты заржали, ага, как кони.

— А я смотрю тебе палец в рот не клади.

— Вы сами предложили, я ответила, что вам не нравится? — я не собиралась улыбаться в ответ, а так же не изменяла интонаций в голосе, и даже не обратила внимания на смех охраны.

— А почему именно эта сумма? Почему не миллион?

— Миллион вы мне точно не дадите.

— А сто тысяч дам?

— Не знаю, но попробовать ведь стоило?

Он хмыкнул, и улыбнулся, как-то ласково. А мне вдруг на душе стало тепло и захотелось расслабиться. Может и правда устала? Или действительно после больницы до сих пор плохо себя чувствую?

— У тебя не было телефона и документов, я не смог сообщить твоим родным.

— А куда мы едем? — все же спросить стоило, да и тему разговора сменить.

— Мы едем ко мне домой. Я приглашаю, ты против? 

Его улыбка была наглой. Я ему действительно понравилась.

— У меня дома кошка не кормленая.

— Тогда покормим кошку и ко мне. 

 Он даже не спрашивал. А я улыбнулась. Этот мужчина для меня не угроза. Может, стоит и в гости съездить? Хотя бы просто на секс? Вдруг он нежный? На вид лет тридцать пять, волосы черные без седин, красиво уложенная короткая стрижка. Черты лица пропорциональные, внешность европейская, глаза серо-голубые. Обычный, самый обычный. Нет утонченной вампирской красоты. Что ж, рискнем Анютка?

— Хорошо. Проспект Советов, 13, — спустя какое-то время сказала, я. Наверное, одиночество замучило.

— Смелая девочка, — опять по-доброму улыбнулся Андрей.

ГЛАВА 3

Моргин — человек с особенной кровью пригодной в пищу для вампиров. Не имеет никакой силы, ничем не отличается от обычного человека, кроме более сладкой крови. Они охотно служат вампирам и почитают их, как своих хозяев. Вампирам даже не приходится заставлять их что-либо делать или гипнотизировать. Моргины с радостью могут отдать свою жизнь вампирам, или отдать своего ребенка. Способны прожить чуть более двухсот лет, если конечно питаются вампирской кровью, если же нет, то живут, как обычные люди. Моргины отличаются слабым развитием ума, они способны лишь подчиняться приказам.

 

Я хмыкнула. Знал бы он, что девочке уже пятьдесят пять лет стукнуло. Благодаря папиным генам, изменяться я прекратила в восемнадцать лет. Кирилл сразу и не понял, когда мне было сорок, и приехал Стас, тогда до них и дошло, что я не обычная моргина, ведь они все же стареют, но медленно, я же абсолютно не менялась. К тому же способности я свои при Кирилле сильно не выказывала, мама с детства в подкорку вбила. Да и способностей то было не так уж много. Вот Стас тот сразу же смекнул и начал свои эксперименты на мне ставить. Ну про «эксперементы» это он Кириллу говорил, на самом же деле ему просто очень нравилось делать мне больно.

Особенно сильно ему нравилось ломать мне кости...

А Кирилл думал, что я моргина, вот и кровь у меня сладкая. Но Стас его просветил, и даже моргину в дом притащил, чтобы мою кровь и ее сравнить. Оказалось, что моя еще вкуснее и более того, она еще и целительные эффекты оказывает. Кирилл сам не заметил, что питаясь моей кровью, стал очень сильным, вот Стас это быстро понял. Да и запах мой был другим, слишком притягательным для них.

Мы доехали до моей «хрущевки», Андрей пошел за мной. Возле квартиры он достал ключи. Мне опять захотелось материться, видимо и правда, у меня сотрясение, что я об этом даже не задумалась. Я забрала ключи, и открыв квартиру, услышала возмущенное мяуканье. Понежила Мурку, попросила у нее прощение. Мигом поменяла ей «Катсан», и выложила новой еды.

Андрей прошел в комнату, пока я с Муркой болтала на кухне, на всякий случай открыла для кошки форточку на балкон, от туда она ходит к соседке, если я не вернусь сегодня, то Мурке не будет скучно.

Вернувшись в комнату, застала мужчину за рассматриванием моих вещей. На его лице было недоумение, еще бы, моя одежда состояла из серых или черных мешковатых брюк и кофт.

— Несколько странный выбор одежды, будто ты не хочешь привлекать к себе внимания или от кого-то прячешься… - с задумчивым видом посмотрел он на меня.

 Какой проницательный, все-то он заметит.

— У меня просто такой стиль, - закрыла я шкаф перед его носом.

Я заметила мой паспорт у него в руках, и когда только успел найти?

— Паспорт настоящий, — проговорил он скорее себе.

Я выхватила у него документ.

— Допрос окончен?

— На сегодня окончен, — он опять улыбнулся своей доброй улыбкой.

— Ты не передумал на счет гостей? — я решила поехидничать, в конце концов, с мужиками давно не общалась, да еще и с такими сильными. А он очень сильный. И не только физически. Есть такие люди или нелюди которые просто светятся силой и уверенностью, похоже, что Андрей один из таких.

— Нет, идем? 

 Он протянул мне свою руку и я вложила свою маленькую ладошку в его. А руки у него оказались горячими, в отличие от моих вечно холодных.

Конечно же, у этого мужчины был огромный трех этажный особняк в поселке за городом. В этом поселке все дома были такие, так что в принципе он не чем не выделялся. Я видела и более роскошные места.

Андрей пристально следил за моей реакцией, когда мы входили в дом. Мне в доме понравилось, у него есть вкус. Никакой вычурности, нагромождений мебели. Мягкие светло бежевые тона. Кажется, он опять удивился, такая замухрышка должна была охать и ахать над его хоромами, а я просто осматриваюсь.

— Ты голодна?

Я прислушалась к себе, вот, кстати, еще одна особенность от предка, есть хотелось не часто, примерно раз в три дня. Вампиры же могут и годами не кушать, правда кровь нужна будет каждый день. Мне же кровь вообще нужна очень редко, ну может раз в год. Я на всякий случай свиную покупала и пила.

— Нет спасибо, ты хотел поговорить?

— Присаживайся. 

 Он указал мне на персиковый диван в гостиной.

Я буквально утонула в мягком диване. У меня возникло ощущение уюта. Андрей сел напротив меня в кресло.

— Угощайся, — на столике стоял налитый сок в бокалах и графин. Я взяла сок и немного пригубила, во рту  ощущалась сухость.

— Я знаю, что ты дампир, Катя.

Я поперхнулась соком и закашлялась, Андрей мгновенно оказался рядом со мной и похлопал по моей спине. Неужели я ошиблась, но я ведь четко знаю запах моргинов? Как я могла так опростоволосится? Откуда такая непроходимая глупость?

— Эй, Катюш, не паникуй, успокойся, я не причиню тебе вреда.

Видимо вид у меня был испуганный.

— С чего это вдруг? — выдавила я из себя, прочистив горло.

Сама тем временем анализировала возможность побега, смотрела на дверь и окна в гостиной.

— Потому что я такой же, как ты. 

Андрей смотрел мне в глаза, не мигая, и был предельно серьезен.

— Ты меня за дуру держишь, думаешь, я дампиров не встречала, и я не знаю, чем они пахнут?

Я действительно чувствовала запахи, как вампиров, так и дампиров, еще ощущала оборотней ну и моргинов, конечно же.

Он вдруг расстегнул рубашку и снял с шеи обычный камушек, висящий на кожаном шнурке, и я мгновенно почувствовала дурманящий запах дампира -  своего сородича. От неожиданности я выронила стакан с соком, а Андрей поймал его на лету. Отличная реакция.

— Но почему запах такой сильный?

— Я дампир в третьем поколении.

— Это же миф, — прошептала я.

Получается, что его мать дампир во втором поколение?

— Как видишь не миф и я перед тобой.

Его лицо изменилось, стало моложе, теперь ему можно было дать лет двадцать, разрез глаз увеличился и зрачки засияли небесной синевой, черты лица приобрели утонченный вид вампиров. Это все камень?

Андрей находился так близко, что из-за его запаха, мой рот наполнился слюной, и десны зачесались. Клыки у меня были, но очень маленькие, они появлялись очень редко, последний раз это было десять лет назад, сейчас я языком почувствовала их. Дурманящий аромат хоть и пропал, а клыки остались. Я вдруг подумала - какая на вкус его кровь?

— А сколько тебе лет? — еле проговорила я, язык начал заплетаться.

Андрей вновь одел камень, и мгновенно состарился до тридцати пяти лет по человеческим меркам и превратился в обыкновенного среднестатистического человека. Вот это конспирация!

— Не очень много, всего восемьдесят.

— Мне пятьдесят пять, — автоматически ответила я, разглядывая его бьющуюся жилку на шее.

Он придвинулся ко мне еще ближе, и я даже не заметила, как он наклонился к моему уху и прошептал.

— Идем наверх.

Автоматически кивнула, и он подхватил меня на руки и прижал к своей шее. Я облизала место для укуса и уткнулась носом в шею, его запах опять усилился, но прокусить его кожу у меня не получится, Кирилл всегда надрезал свою вену на руке.

Андрей принес меня в свою комнату, и положил на кровать.

— Почему ты не кусаешь? Ты же хочешь, я чувствую. 

Он уселся на кровать и подтянул меня к своей шее.

— Я не смогу, у меня клыки не очень острые, — еле проговорила я, продолжая облизывать жилку на шее, ощущение, что добралась как Мурка до любимых сливок.

Андрей прокусил свою вену на запястье и дал мне его, и я вцепилась в сладкий источник. Когда же он прокусил мою вену на шее, я застонала от удовольствия. Ощущения были не обыкновенные, это было что-то родное, свое, потерянное много лет назад. Безумно уютное и нежное. Никогда я не чувствовала такое с Кириллом или Стасом. То была сжигающая страсть, больная зависимость. Это вкусно, это можно пробовать, но не каждый день, вот кровь Андрея, я смогла бы пить каждый день. Как же давно я не ощущала себя такой защищенной и спокойной, это было в далеком детстве, даже не с мамой, гораздо раньше. Что же это? Я просто урчала и стонала, как и Андрей, он тоже стонал, а потом и вовсе зарычал и начал раздевать меня. Мне показалось, что это лишнее, но я не стала сопротивляться. В конце концов, он дал мне очень многое, и я готова была дать ему то, что хочет он, заплатить за минуты счастья. Если бы я знала, как это - пить кровь у дампиров, то давно бы уже попробовала, мне предлагала Таисия, с которой мы встречались на одной из вечеринок, но она была дампиркой на одну восьмую, и я не ощущала к ней такой тяги, как к Андрею, поэтому и отказалась тогда.

Андрей оторвал меня от своего запястья, зализал его и начал покрывать мое лицо поцелуями, медленно спускаясь к ключицам и груди, при этом постепенно стягивая с меня одежду. Я помогла ему снять с себя поддерживающий лиф и плавки, пока он раздевался сам.

— Как же давно я хотел тебя. Еще там, когда сбил на дороге, я почувствовал твою кровь, а еще нашатырь, я понял, что ты скрываешься… и эти ужасные тряпки… — он целовал мою грудь и в перерывах шептал мне все эти не нужные глупости.  

Потом перешел на живот, и я почувствовала то, о чем давно уже забыла, тугой комок начал собираться в низу живота. Я тут же раздвинула ноги, и Андрей принял приглашение. Мы были уже возбуждены от обмена кровью, и он скользнул в меня. Захватив одной рукой мои запястья и подняв их над головой, он с силой начал входить в меня, второй рукой терзая мою грудь. Дампир двигался резко на всю длину, но в то же время выходил медленно, при этом целуя мои губы, слегка прикусывая и посасывая их, не до крови. Я же стонала и извивалась под ним, и тугой комок в низу живота разгорался с каждым толчком, с каждым движением его руки на моем соске,… с каждым движением его языка у меня во рту. Взрыв был очень быстрым, как у меня, так и у него. Андрей вышел из меня и подтянул к себе, укрыв одеялом.

Мы полежали немного, и я попой почувствовала, как он снова напрягся и возбудился. Без каких либо разговоров он перевернул меня на живот, приподнял его рукой и опять скользнул внутрь. Я только и могла стонать от его умелых ласк, Андрей прикусывал мене кожу на позвоночнике у основания шеи и вдалбливался в меня с огромной силой, удерживая мои руки. А я изгибалась все сильнее и сильнее, мне хотелось, глубже, чувствовать его внутри себя, ощущать его силу и одновременно нежность. Я чувствовала его эмоции и купалась в них как в собственных. На этот раз он не дал мне кончить, вышел из меня, когда я почти была на пике, и я с недовольством захныкала. А Андрей перевернулся и посадил меня сверху, и я сама начала насаживаться на его член как лихая наездница.

— Шшш, куда же ты так несёшься… — зашептал он мне и остановил, слегка сдавив мои бедра руками.

— Что? — я находилась в такой эйфории, что не сразу поняла, зачем он останавливает меня опять.

— Ложись ко мне на грудь, Катюш. 

 Андрей притянул меня к себе и, погладив по спине, переложил свои руки мне на бедра, начал двигаться сам, когда я попыталась подмахивать ему, он сдавил мои бедра, останавливая. Я заскулила от сильнейшего возбуждения, его властность и одновременная нежность не позволяли мне кончить. Он как специально останавливал меня и не давал действовать. Удерживая мои бедра, он начал медленно двигаться, а мне лишь оставалось сжимать его шею в объятьях и посасывать нижнюю губу. Дампир оказался очень вкусным. Пытка продолжалась и продолжалась, я извивалась и сама уже готова была кусаться, но он лишь медленно входил и выходил из меня, когда я уже привыкла к такому темпу, и тугой комок снова раскручивался в моем животе, Андрей опять остановился. И я не выдержав, начала умолять:

— Андрей, ну пожалуйста, не томи, дай мне кончить.

— Тише малышка, тише, не хнычь.

Он поставил меня на четвереньки и придавил голову и плечи к кровати, попа же моя оказалась вверху. Я ждала, когда он начнет в меня входить, и помахала призывно попкой, но он все медлил, я хотела повернуться, но почувствовала сильный шлепок по ягодице.

— Голову не поднимай, я сейчас приду. 

 В его голосе был хрип. Он не только меня мучил, но и себя. Затем я почувствовала, как он слез с кровати, но очень быстро вернулся.

— Сейчас я попробую твою попочку, котенок, не дергайся. 

Я затаила дыхание и расслабилась. Он выдавил смазки прямо на мой анус, а затем я почувствовала, как что-то твердое, но не слишком большое медленно входит в меня, при этом вибрируя.

— Ах! — я задохнулась от ощущений.

— Чшшш…, потерпи детка, ты такая раскрытая и уже готовая.

Я чувствовала, как в меня входит вибратор, а затем медленно и тягуче выходит, расслабляя тугие мышцы моего ануса. Как же нежно он делал это со мной. Кирилл никогда не церемонился, он просто входил сразу очень резко, на всю длину, без подготовки, без смазки, и делал это резко, в наказание, за непослушание, а не для моего удовольствия. Тем временем, мой анус расслаблялся, и я полезла уже пальцами к своему клитору. Видимо Андрей заметил мои попытки, кончить и я почувствовала довольно болезненный удар по попке.

— Детка, я просил не двигаться.

Я задохнулась от его властных слов, и опять готова была захныкать от сильнейшего возбуждения.

— Терпи малыш, терпи котенок, я хочу войти в тебя сам, а ты еще слишком тугая.

Он продолжал терзать мою попку, а мне оставалось лишь всхлипывать от накатываемых волн возбуждения и невозможности разрядиться. Наконец он вытащил вибратор, и я почувствовала у входа его большую головку. Медленно и нежно он начала входить в меня слабыми толчками, до самого конца.

— Бог ты мой, какая ты узкая, тебе не больно?

— Нет, нет, продолжай… — я уже готова была срываться на визг, от ощущений, хотелось быстрее и сильнее, и он почувствовал мое желание, а так же мою попку, которая уже сама насаживалась на его член.

Сначала медленно, а затем сильнее и сильнее увеличивал он свои толчки, я уже плюнула на все запреты и потянулась вновь к своему клитору, и опять почувствовала болезненный удар по моей многострадальной попе, а Андрей остановился.

— Детка, так не пойдет.

Он вышел из меня и опять куда-то ушел, я уже хотела лечь и начать мастурбировать, наплевав на все его игры, ведь я уже сгорала от возбуждения, а такой нужной и необходимой разрядки никак не было.

— Давай ка свяжем твои шаловливые ручки. 

 Я услышала щелчок и на моих запястьях оказались мягкие наручники с цепочкой, которую он прицепил к спинке кровати. Затем он отодвинул меня, так что мои руки вытянулись над головой, а я лежала на животе.

Я запаниковала, наручники, это же наручники! Что он делает?

— Андрей, зачем, не надо, не надо, я так не хочу…

Он начал целовать мои ягодицы и гладить по спине. 

— Тшш, не бойся малышка, больно не будет, я обещаю, доверься мне.

Я почувствовала его палец на входе в анус. Но скованные руки слегка охладили мой пыл.

— Ну, вот как это понимать, совсем от меня закрылась.

— Андрей, пожалуйста, отцепи наручники. 

 С меня тут же слетела вся нега и удовольствие.

— Котеночек, замолчи. 

 Я опять почувствовала шлепок по ягодице, но на этот раз не сильный, и тут же вибратор на входе в анус. Он поглаживал меня по спине в успокаивающем жесте, а сам скользнул в мое влагалище, продолжая держать у тугого входа вибратор, другую же руку он просунул к моему клитору и начал медленно его поглаживать.

— Андрей…

— Ну что такое, чего ты так переживаешь, все же хорошо, тебе больно? Катюшка, тебе больно?

Я прислушалась к себе, боли не было, опять появлялось возбуждение, но вот руки, руки были скованные, и это пугало.

— Малышка, ответь тебе больно?

Я почувствовала, как входил и выходил вибратор из моего тугого колечка. Было сложно отвечать на вопросы и ощущать подобное, я никак не могла сконцентрироваться.

— Отвечай! 

 Опять шлепок по ягодице.

— Нет!

— Значит продолжим. 

 Он не спрашивал, он просто продолжил, вытащив из ануса вибратор, он ввел туда свой член.

— Ах! Андрей!

Он вошел резко и глубоко, но мне было совсем не больно.

— Да-да, котенок, терпи, терпи, малышка.

А я уже ничего не понимала, он лишь немного затрагивал мой клитор, зато вдалбливался в мою попку с огромной силой, то останавливался и почти вытаскивал свой член, то опять входил до основания и лишь слегка надавливал на клитор.

И я не выдержала, слезы полились из моих глаз, это была не выносимая пытка, пытка сильнейшим возбуждением.

— Андрей, пожалуйста, пожалуйста, хватит, я больше не могу.

— Хорошо, котеночек, ты заслужила.

Он с силой начал входить в меня одновременно нежно теребя мой клитор. Я закричала от сильнейшего мега-оргазма. А он кажется, кричал мне в унисон, но я уже ничего не чувствовала, я просто потеряла сознание, или мне так показалось?

Почувствовала, как он освободил мои запястья, и куда-то ушел, но я уже погрузилась в сон.

Еще книги в жанре фэнтези
Городское фэнтези
Миллион евро за мою душу
Любовь хищников. Эльвира Осетина
Приключенческое фэнтези
oblozhkaotridero.jpg
Обложка от Анастасии Лик(1)600.jpg
Обложка к трилогии.jpg

Конец ознакомительного фрагмента.

Купить книгу полностью за 99 рублей!

 

Заходите

  • Серый Vkontakte Иконка
  • Серый Instagram Иконка
  • Серый Facebook Icon
  • Серый Twitter Иконка
  • Odnoklassniki - серый круг
  • Серый Pinterest Иконка

© 2020 Эльвира Осетина
Сайт создан на Wix.com
 

18+ Внимание! Сайт может содержать материалы, не предназначенные для просмотра лицами, не достигшими 18 лет!