Эльвира Осетина

366 дней нашей любви

Жанр: Современный любовный роман

В тексте есть: легкая эротика, от любви до ненависти и обратно, властный герой

Аннотация:

*легкая любовная история, ОДНОТОМНИК

Взрослые люди со своими проблемами и сложным прошлым, работающие в одном здании, но практически не замечающие друг друга...
Судьба столкнула их на дороге, прямо под Новый год. И этот год им предстоит провести вместе. Вот только что их ждет? Зарождающаяся любовь, страсть, а может и даже ненависть? И смогут ли пережить их отношения этот год? Скоро все узнаем;)

Январь

 

1 часть

Тридцать первое декабря пять часов вечера, а я на работе. Это у всей страны впереди две недели выходных, но только не у бухгалтеров. Пятого числа уже опять на работу, да не просто на работу, а с уже готовой отчетностью. Вот и хочется все итоги подвести, да на флэшку скинуть, а потом как обычно, остальное дома доделывать. Хорошо, хоть наш техник, парень понятливый, сходил по домам к ответственным за сдачу отчетности специалистам и поставил нам такую же программу, что и на работе. Однако итоги-то мы все равно храним на рабочем компьютере, хоть и копию базы данных постоянно с собой таскаем. 

Эх, вот если бы была возможность прямо из дома в рабочий терминал заходить… Но директор нашей аудиторско-бухгалтерской фирмы «Перфекционист» уперся, как баран.

«Вас же потом, днем с огнем не найдешь! Нет уж, ходите на работу, нечего дома сидеть!» - вот и весь его ответ, когда мы пошли клянчить доступ из дома к рабочему терминалу.

Как же хочется иногда треснуть нашего директора по его лысине! Ну, неужели он не понимает, что мы и из дома можем делать то же самое, что и на работе?! Ведь все равно же из нас напрямую никто с клиентами не общается, для этого есть специальный отдел. А на объект в командировку можно и по телефону вызвать.

Но нет же! Мы должны, как все, ходить на работу, еще и попробуй, опоздай, сразу штраф - десять процентов из зарплаты. А учитывая то, что каждая копейка на счету, урон получается приличный. И ведь порой неделями в наш отдел не заглядывает, конечно, если кто-то свой отпечаток пальца не приложит вовремя. Да-да! Этот ненормальный поставил специальное устройство, и когда заходишь на наш этаж в офисном центре, то у поста охраны прикладываешь палец к считывающему отпечатки пальцев устройству. А то, видите ли, с охранниками мы договариваемся, и они могут соврать - опоздал сотрудник или нет, а устройство не соврет. И вот кровь из носа, но будь добр в девять утра, как штык на рабочем месте. Иначе – репрессии и прилюдная порка, то есть, часовая лекция и порицание перед всем честным народом. Я слава Всевышнему и всем богам вместе взятым, еще ни разу за шесть лет работая в этой фирме, не опаздывала. Но вот Люська с Веркой мои сослуживицы, те постоянно страдают… И Андрея Ильича даже ведь не волнует, что мы иногда допоздна засиживаемся, лишь бы успеть все дела закончить. Нет, это время никто не учитывает!

Шумно вздохнув о несправедливости жизни, я продолжила вводить данные. Начальник любит под Новый год подкидывать «свинью». Вот и в этот раз, Ильич, даже сам пришел меня просить, чтобы я взяла еще одного клиента, которого «бросила» бухгалтер под Новый год. Вот и приходится успевать, все сделать. Правда и я умудрилась выторговать себе маленький бонус, а именно - отпуск! Ха-ха! Да не две недели, за полгода, как обычно. А самый настоящий в тридцать шесть дней с первого января по пятое февраля. А моих клиентов заберут Люся с Верой! И это за то, что я тридцать первого работаю допоздна. Хотя, у нас вообще-то тридцать первое, считается уже выходным. И поэтому мне будет достаточно прибежать пятого числа, быстренько все отправить, а дальше уже девчонки будут разбираться, что куда. Хотя, можно конечно им записки оставить, но я же потом уснуть спокойно не смогу, если не удостоверюсь, что вся работа сделана верно, слишком ответственная.

«И эта ответственность тебя когда-нибудь доконает», - вспомнила я пророческие слова моей мамы, но тут же мысленно встряхнувшись, продолжила работать.

Взглянув на часы, поняла, что уже девять вечера.

- Хуууу…. Успела, - не смогла я сдержать возгласа и, смешно высунув язык, улеглась на стол на сложенные руки.

Все равно, на работе уже никого не было. И меня никто в таком виде не заметил. Все же я всегда стараюсь поддерживать образ непоколебимой железной леди, у которой нет чувств и эмоций. Ведь так намного проще жить. Когда запираешь все свои эмоции на замок, и плохие и хорошие в том числе. Мне на работе даже уже прозвище дали – «Снежная Королева». И это не только из-за моего внешнего вида. Ведь я очень сильно похожа на актрису, которая играла в советском фильме Снежную Королеву – длинноногая платиновая блондинка. Но и из-за немецких корней на нежную куколку не тяну. Слишком резкие черты лица, и настолько холодный взгляд, что даже девочки порой говорят, будто от моего взгляда замерзнуть можно. Да и по характеру такая же – отмороженная, в смысле – безэмоциональная и слишком прагматичная.

Но уж лучше так, чем …

Я мысленно дала себе подзатыльник и заставила подавить неуместные воспоминания. Все же столько лет прошло, а нет-нет да иногда обида и боль прорываются.

Закрыла программу, сохранила все на флэшку и закинула ее в сумочку.

На телефоне тренькнуло сообщение - это были родители, они уже начинали меня поздравлять. Я их знаю, и в Новый год оба позвонят, и в час ночи позвонят. Потом тети с дядями начнут звонить, проверять гуляю я или сплю. Ох, порой их опека так напрягает, особенно, когда не хочется куда-то идти отмечать праздник, а просто лечь и уснуть. Но с другой стороны, тоже приятно, что о тебе хоть кто-то, но заботится, и ты хоть кому-то нужен в этом мире.

Я проверила на месте ли пригласительный в ресторан, где меня должны ждать мои сослуживицы, с кавалерами. Оказалось, что я его не забыла. Грустно вздохнула. Сейчас ведь опять буду сидеть за столиком и пытаться не уснуть, когда все вокруг будут веселиться.

Я алкоголь не пью вообще, с мужчинами не флиртую. Значит, могу развести всех по домам, и конкуренцию не составлю. В общем, со всех сторон положительная личность, которую можно позвать с собой в ресторан. Что собственно мои подруги каждый год и делают, как только я с ними познакомилась, придя работать в «Перфекционист».

Я поздравила охранников на проходной, которые уже вовсю отмечали «Новый год». Они даже внимания не обратили, на то, что я так задержалась. Уже привыкли к тому, что я «трудоголик». И пошла на подземную стоянку к своей Тойоте.

Моя машина оказалась не единственной на безлюдной стоянке. С удивлением я заметила, что передо мной выехал большущий черный джип.

- Ну, надо же… оказывается я не одна такая трудоголичка, и в нашем «Бизнес-Центре» есть кто-то еще такой же сумасшедший, - пробормотала я, и медленно нажала на газ, выезжая вслед за черной машиной.

 

2 часть

 

Наш «Бизнес-Центр» насчитывал десять этажей. И каждый этаж занимала одна или несколько фирм. Наша фирма была большой, и мы занимали целых два этажа – шестой и седьмой. От нечего делать я попыталась вспомнить, кто мог быть хозяином этой громадной черной машины. Уж точно не мелкий клерк. Машина явно очень дорогая. Скорее всего, один из начальников фирм, расположенных на других этажах. Но на ум так никто и не пришел. Все фирмы были слишком мелкие, и обслуживались у нас. Судя по их доходам, они бы не смогли позволить себе подобный автомобиль. И что это за трудоголик, мне так понять и не удалось, потому что мы уже выехали на трассу, а в таком плотном потоке автомобилей и сильном снегопаде, было не до размышлений.

Я посмотрела на часы, время было уже десять вечера. А впереди я могла видеть только черный джип, который тоже ехал, как и я, со скоростью черепахи. Если честно, ни этот бы черный гигант с ярко-красными мигающими габаритами, словно свет маяка, так я бы вообще не смогла куда-либо дальше ехать. Видимость была практически нулевая. Похоже, что снег решил выпасть весь и сразу, за всю зиму. Вообще-то в нашем городе снег – довольно редкое явление. Хотя и морозы бывают под сорок. Но зимы не снежные.

Я так и продолжала ехать за джипом и флегматично наблюдала, как некоторые смельчаки, обгоняли меня. Торопиться мне все равно было не куда. Если не успею в ресторан, так никто особо и не заметит, что я опоздала, лишь бы по домам вовремя развезла в пять утра или куда там девчонки дальше гулять поедут. Остальное их не волновало.

Похоже, что владелец или владелица джипа, тоже никуда не торопился. Хотя я сильно сомневалась, что женщина захочет управлять такой махиной. Обычно такие большие и дорогие машины любят мужчины. Во-первых, статус в обществе показать, ну а во-вторых мальчики любят размерами друг перед другом помериться. Но в любом случае спасибо ему огромное за такую помощь, кто бы он ни был, иначе куковать мне на трассе до скончания веков… или снегопада.

От нечего делать начала развлекать себя, придумывая того, кто может сидеть за рулем. Наверняка что-то типа нашего Андрея Ильича – маленький лысенький и вредный. Хотя нет, наш Ильич, наверняка бы уже давно дал газу, и как эти смельчаки, что периодически обгоняют меня, выезжая на встречку, уже бы давно был дома или в ресторане. Этот же, слишком спокойный. Ни разу еще никому не пикнул, и газ не прибавил, так и едет – медленно со скоростью не выше тридцати.

- Точно сумасшедший или сумасшедшая? - вслух хихикнула я. - Мало того, что трудоголик, так еще и никуда не торопится. А может его или ее тоже никто не ждет? – продолжила размышлять я вслух, - тогда понятно, почему он так спокоен…

Мы все ехали и ехали, я слушала американский рок, что постоянно качала себе на флэшку, и ничто не предвещало беды.

Удар был слишком сильным и естественно неожиданным, настолько, что я не сразу сообразила, что в меня кто-то врезался. В первую очередь я увидела приближающуюся к моему лицу белую подушку. Затем хруст и дикую боль в переносице.

Как я успела затянуть ручной тормоз? Сама не понимаю. Наверное, сделала это подсознательно. Но после того как я поняла, что моя машина стоит, и не куда не едет, я расслабилась и отключилась, так как боль в носу была слишком сильная.

Очнулась же я от ощущения ледяного холода на носу. Пошевелившись, поняла, что с меня что-то съезжает. Точнее холод куда-то уезжает. Слегка повернула голову, и холод свалился совсем, гулко шлепнувшись рядом.

- Живая? – услышала чей-то незнакомый грубый мужской голос.

- Да, - автоматически ответила, хриплым голосом, и попыталась рассмотреть своего собеседника, но единственное, что увидела, так это черную норковую мужскую куртку на незнакомце, да бритый затылок, а потом черные мушки в глазах…

– Лучше не убирай лед, иначе на все праздники останешься с фофанами под глазами, - предупредил незнакомец, держа руки на руле и смотря в лобовое стекло.

До меня дошло, что мужчина управляет автомобилем, а я лежу на переднем пассажирском сидении, спинка которого опущена вниз. Машина явно не моя. Сидение слишком мягкое и эргономичное, и приятный запах новой кожи витает в салоне.  У меня обычно ванильным освежителем пахнет.

Осторожно попыталась подняться, чтобы выяснить с кем я разговариваю, да и вообще - где я собственно нахожусь, но ремень безопасности не позволил, как и последовавшая следом резкая вспышка головной боли и тошнота.

Не сдержавшись, я застонала, зажмурилась и схватилась руками за голову.

- Лучше не кипишуй. Похоже, у тебя сотрясение, да еще и нос умудрилась разбить. Но пока ты была в отрубе, я его тебе на место поставил, - моя рука автоматически переместилась на переносицу, а мужчина только хмыкнул, видимо заметив, мой испуг, - не боись, я по части носов спец. Моим ребятам на соревнованиях часто ломают, постоянно вставлять приходится.

Мужчина зашевелился, и через мгновение я почувствовала, как мне на нос осторожно ложится что-то холодное.

- Это сухой лед из аптечки, - пояснил мой странный спаситель. – Не переживай, еще немного и мы приедем в «травму». «Скорую» я не стал ждать, потому что неизвестно, когда они появятся, сейчас такое время, сама понимаешь. Да и мало ли, вдруг тебе уже сейчас нужна помощь?

- Спасибо, - только и смогла прохрипеть я, стараясь не шевелиться, так как из-за каждого движения, желудок подкрадывался к горлу. А так же не думать о том, что мой спаситель, любитель жаргонных словечек, от которых у меня обычно зубы сводит и уши режет.

- Вы не расскажете, что случилось? – прошептала я. – И моя машина, как она?

Мужчина, хмыкнул в ответ, и пошевелился, явно повернув голову, только я не могла его видеть из-за льда на своем носу:

- Не, я поражаюсь вам бабам! – ни с того ни с сего зло выдохнул незнакомец, - мало того, что на работе допоздна сидит, так еще и потом в такую погоду упорно куда-то прется! А теперь нет бы о здоровье подумать, она о колымаге, о своей вспоминает!

- Я подумаю о здоровье обязательно! - с раздражением в голосе ответила я, сама же поняла, что мой спаситель не только любитель на жаргоне поговорить, но еще и шовинист или сексист, или как их там, этих женоненавистников называют, коих я терпеть не могу, и из-за этого еще сильнее разозлилась: - Особенно если вы расскажете, что произошло, и где моя машина? Мне за нее еще кредит три года платить, и как-то хотелось бы узнать ее судьбу! И я даже не спрашиваю, когда мы на «ты» успели перейти, ведь лично я вас вообще впервые в жизни вижу!

 

3 часть

 

Я не могла его видеть, так как глаза закрывал пакет со льдом, но зато прекрасно слышала его недовольное пыхтение, словно он пытался себя успокоить.

- В тебя врезались какие-то уделанные пид…, - осекся он, и, покосившись на меня, продолжил: - шпана, короче. А ты, так как ехала за моей машиной, естественно и мне жопу снесла. Когда я выскочил из машины, эти уе… сбежали, а ты была в отрубе. Я посмотрел, на моей машине только знак погнулся, гаишников вызывать в такое время бесполезно. Приедут самое лучшее завтра днем. Как и скорая. И что, стоять, ждать их? Я в такую метель, даже номера не успел заметить, пока пытался тебя от подушки безопасности оттащить. И понять, жива ты вообще или нет. В итоге, твою машину один из моих пацанов к нашим на разборку угнал. Она на ходу, но и помяли ее нормально. А я тебя в травму повез.

- На к-какую еще разборку! - с ужасом вскрикнула я, а сама опять попыталась сесть, но очередная вспышка боли в голове, не позволила мне это сделать.

- Да не кипишуй ты! Вот ведь неугомонная какая, а? Обычная разборка, нашинская, пацаны тебе красиво машину зарихтуют, не боись. Все чин по чину сделают, будет, как новенькая, сверкать.

Успокаиваться я не собиралась, это точно, потому как прекрасно понимала, что теперь весь отпуск придется потратить на лечение и беготню с восстановлением машины, как и деньги, скопленные на отпуск, страховка-то ведь накрылась. А ездить на работу на троллейбусе совершенно не хотелось, а на такси слишком дорогое удовольствием.

А я хотела съездить отдохнуть на озеро Байкал, подышать свежим горным воздухом, поесть омуля, уже даже путевку себе забронировала, хорошо, хоть не оплатила. На лыжах я, кататься не собиралась, только если поучиться чуть-чуть. Хотелось просто насладиться спокойствием и чистым воздухом, чем не отдых? Уж за шесть то лет, безвылазного сидения на работе, я наверняка имела право это сделать. Но видимо, не судьба…

За своими грустными мыслями, я не заметила, как мы подъехали к «травм пункту».

- Приехали, - сказал незнакомец.

А ведь я даже не узнала его имени, как-то неудобно-то, да и нагрубила,… а он о машине моей позаботился… Стало стыдно.

Но не успела я и слово сказать, как он уже выпрыгнул из машины.

Я осторожно подвигалась, и голова опять взорвалась вспышкой боли, а внутренности желудка опасно близко подкатили к горлу.

Я застонала в голос, а мысленно пыталась сообразить, как же я доковыляю до больницы?

Но тут открылась моя дверь, и я, наконец, смогла разглядеть своего спасителя в ярком свете фонарей. Мда… не зря он на жаргоне разговаривает.

На меня хмуро смотрел мужчина бандитской внешности. Здоровенный метра два ростом если не больше, косая сажень в плече. На вид лет сорок не меньше, рубленые черты лица, нос сломан, чуть ли не в двух местах, короткий ежик черных волос. Взгляд будто ледяной, от страха захотелось голову в плечи втянуть, так бы и сделала, если бы не боялась, что опять затошнит. Сразу же вспомнилась фраза, что вычитала не так давно в «соцсети», где девушка, занимаясь сексом с мужчиной думала: "Бл...ин, как страшно. Быстрей бы все закончилось. Я к маме хочу!"

- Ты полежи пока, я ща быстро сгоняю, узнаю, что там да как, а потом за тобой приду, и не шевелись! – кивнул он скорее сам своему решению, а не мне и, закрыв дверь, ушел, не забыв пикнуть сигнализацией.

Переживает, что смогу куда-то сбежать? Неужели прецеденты были?

Я выдохнула от облегчения, чувствуя, что еще немного его ледяного пронизывающего до самых печенок взгляда, и сама бы побежала вперед этого индивидуума… И плевать, что ходить не могу, на четвереньках бы поползла, лишь бы подальше от него.

Мужчина вернулся буквально через две минуты, открыл водительскую дверь, громко матерясь.

- И какого х… я сюда поперся! Надо было сразу Михалычу звонить, а он же теперь на бровях и трубку не берет!

Не глядя на меня, он завел автомобиль и медленно стал выруливать с автостоянки.

Я помалкивала, ожидая, пока мужчина прекратит материться. Перекричать все равно бы не смогла. Хотя из его брани все же удалось выяснить, что же случилось. Оказывается, в «травм пункте» народу слишком много, а врачи даже взятки отказываются брать, так как таких, как мой спаситель там воз и маленькая тележка. И все при деньгах и все хотят без очереди попасть.

- Так мы сейчас куда? – наконец-то улучив паузу, решила поинтересоваться я своей дальнейшей судьбой. Лед приподняла, чтобы увидеть лицо мужчины, и понять его настрой. Надеюсь, он меня в сугроб не выкинет?

Незнакомец опять заморозил меня своим ледяным взглядом и перевел его обратно на дорогу.

- Сейчас узнаем, - сказал он, припарковав машину у обочины.

Достал телефон из кармана и начал кому-то названивать.

А я в этот момент перевела взгляд на циферблат и обнаружила, что время без пяти минут двенадцать.

Кое-как приподнявшись на локтях, я тронула мужчина за руку, он посмотрел на меня, а я ткнула пальцем в циферблат на панели.

Мой спаситель тут же нажал отбой, понимая всю тщетность своих попыток. В такое время очень сложно кому-то дозвониться. Минут через тридцать-сорок еще можно попытаться, но уж точно - не сейчас.

Он взял пульт в руки и включил мини тв-экран, находящиеся слева от руля на приборной панели, сразу же попав на первый канал, где президент поздравлял всех Россиян с Новым годом.

- Я прошу прощения, - начала я, - но я так и не узнала вашего имени.

- Григорий, - не глядя на меня ответил мужчина. – Сидаков Григорий Артемьевич, - и опять заморозил меня своим стылым взглядом.

А у меня в голове, что-то щелкнуло. Не так давно наш Ильич попросил меня разгрести счета, и там стояла эта фамилия, а я его с другим предпринимателем спутала, которого мы обслуживаем, у него такая же фамилия, я еще долго пыталась понять, в чем проблема, вот и запомнила … а счета эти были по арендной плате…

- Ого! – выдохнула я, понимая, кто он такой, и вспоминая, что он и есть тот самый «трудоголик».

Вот ведь голова моя бедовая. Я ведь ехала за ним с самой парковки, да он еще и сказал, что я на работе допоздна задержалась, а я и не сообразила сразу.

- Так вы наш арендодатель?

Он, как-то очень странно посмотрел на меня, с удивлением,… а потом, хмыкнув пробормотал:

- Ну, точно «Снежная королева», ничего вокруг себя не замечает…

 

4 часть

 

Я уже хотела понять, о чем он мне толкует, как зазвучали куранты. И мы оба замолчали и уставились в экран.

- Вот же ш  бл….во, - опять выругался мужчина, заставив меня поморщиться, - даже сока нет, не то, что шампанского… не ожидал я, что придется в машине Новый Год встречать.

- Ну, что ж Григорий Артемьевич, с Новым годом, - устало сказала я злому мужчине, меня почему-то сильно начало клонить в сон.

- С Новым Годом, - ответил он мне, как то слишком тихо.

А затем я ощутила, как меня резко встряхнули, да так что зубы клацнули, а в голове произошел маленький взрыв. От чего я застонала, а на глаза непроизвольно выступили слезы.

- Ты че совсем оху…! – зло ругался мужчина прямо мне в лицо, держа меня за плечи, и продолжая трясти, как тряпичную куклу, - помирать мне тут собралась? Не вздумай заснуть! Минут через тридцать я дозвонюсь до Михалыча, он хирург, поможет тебя в больничку определить! Кто же с сотрясением глаза закрывает? Вот баба-дура на мою голову! – он о чем-то на минуту задумался, а затем в его глазах появилось решение, я же вообще слабо соображала, и единственное чего мне хотелось, так это уснуть.

Он уложил меня на сиденье, и выскочил из машины. А затем открыл мою дверь. Не успела я и слова сказать, как он отстегнул мой ремень безопасности, и начал вытаскивать меня из машины.

- Что вы делаете? – прошептала я в ужасе, и уже подумала, что он действительно собрался меня выкинуть из машины.

Он же с легкостью поднял меня на руки и понес куда-то в сторону от дороги. Мороз тут же начал щипать мои мокрые от слез щеки.

- Надо тебя освежить, чтобы не вздумала засыпать, и невозись ты, а то еще уроню! - ответил мужчина, перехватывая меня поудобнее и продолжая куда-то нести.

Чтобы не упасть, мне пришлось обхватить его шею двумя руками, приблизить свое лицо к его и невольно вдохнула его аромат. Оказалось, что от мужчины очень приятно пахнет, не дешёвым парфюмом.

Спустя несколько минут я поняла, что он ходит со мной возле машины из стороны в сторону и носит на руках. А я же впала в легкий ступор. Даже головная боль от удивления притихла. Меня за мои тридцать прожитых лет, на руках последний раз в детстве отец носил и все. Больше никто этого не делал. Все же я всегда была очень высокой, и полной, а Валик был меня чуть пониже ростом, да и не любил он вообще что-то тяжелое поднимать, все время жаловался на боли в спине. Я даже продукты домой всегда сама таскала. Хотя сейчас я, конечно же, очень сильно исхудала, после того, что случилось, целых двадцать пять килограмм потеряла. Меня теперь на руках носить проще простого.

 - Мне уже лучше, - тихо сказала я, на руках конечно приятно,… но как-то не правильно все это, не привыкнуть бы, потом отвыкать тяжело будет, знаем, проходили уже…

Мужчина же глянул на меня, сверху вниз насупив свои брови. И только сейчас до меня дошло, почему его взгляд казался ледяным. У него были светло-голубые, почти, что прозрачные радужки. Что по сравнению с его черными густыми ресницами и черными бровями выглядит очень контрастно. Наверное, будь он блондином, смотрелось бы не так жутко.

Он вернул меня обратно в машину, аккуратно уложив на сидение, и даже пристегнул ремнем безопасности. Сев в машину Григорий еще сильнее хмурясь, выключил наконец-то телевизор и опять принялся кому-то названивать.

Спустя пятнадцать минут ожидания, отчаянной ругани и моей борьбы со сном, мой спаситель, наконец-то дозвонился до своего знакомого и тот дал ему адрес больницы. Григорий сразу же отправился туда. Дороги опустели, и мы добрались очень быстро, да и мне показалось, что на этот раз скорость была высокой, хотя я и не видела. А в этой машине скорость совсем не ощущается.

Возле больницы нас даже встречали, правда, не совсем трезвый медбрат, судя по запаху спиртного, от которого меня очень сильно замутило.

Он подкатил прямо к машине каталку, и опять же Григорий переложил меня туда, почему-то отогнав ретивого молодого парня.

На лифте мы доехали до нужного этажа, Григорий был со мной до последнего, пока не появился его знакомый. Он задержал его в коридоре, а меня медбрат повез на осмотр. Я же почему-то настолько привыкла к опеке мужчины, что мне вдруг стало жутко страшно остаться совсем одной. Не выдержала и выкрикнула его имя, и даже попыталась приподняться на локтях, когда поняла, что он не идет вместе со мной.

Через несколько секунд Григорий появился в поле моего зрения.

- Ты чего орешь, как ошалелая? Я здесь! – в своей манере высказался мужчина, но тревожное выражение на его лице, заставило меня не обращать внимания на грубые слова. И  даже благодарно улыбнуться и крепко ухватиться за его горячую ладонь.

- Гриша, ее сейчас на обследование увезут, тебе там делать нечего, подожди здесь, или вообще пойдем, отметим, «Новый год» же все-таки! – догнал нас врач.

Но Григорий продолжал держать меня за руку и идти рядом.

- Долго вся эта байда будет с обследованием, Михалыч? – спросил он, по всей видимости, у друга.

- Часа два-три точно, в зависимости от того, какие последствия травмы. Пошли Гриха побазарим за жизнь блатную. Никуда твоя «королева» не пропадет, поверь, все сделаем по высшему разряду! - хихикнул врач, специально растягивая слова и переходя на лексикон Григория.

После этих слов мне стало как-то неловко. Веду себя словно маленькая девочка, мужчина и так со мной возиться, мог и на трассе бросить, а я еще и что-то прошу. И вообще он мне изначально не очень понравился… И говорит, как бандит и вообще…

А потом все завертелось, так как врачи взяли меня в оборот.

 

5 часть

 

Рентген всех костей, ЭЭГ, ЭКГ, кровь, моча на анализы и так по списку. Ну, еще и веселый и слегка пьяный  медбрат, который так и возил меня по всем кабинетам на каталке. Его имя было Виталик, и он не медбратом оказался, а  студентом первокурсником. Проходил практику в больнице. Пока ему доверяли, только полы мыть, да пациентов лежачих возить на процедуры, ну еще иногда инъекции ставить внутривенные и внутримышечные. Это он мне жаловался на свою нелегкую судьбу, пока перевозил по коридору с одной процедуры на другую. А заодно и спать не позволял.

Конечным пунктом моего путешествия по больнице стала палата, причем одиночная, да еще и с неплохим ремонтом, явно для ВИП-персон. В палате Виталик и еще один студент помогли мне перебазироваться на кровать, а затем уже позвали таких же студенток девочек, которые помогли мне переодеться в больничную одежду.

Мне выделили ночную сорочку и халат, мою одежду сразу же убрали в шкаф.

Спать мне так и не разрешали, включили телевизионную панель, встроенную в стену, одна девушка даже осталась рядом, чтобы наблюдать за мной.

Я видимо настолько плохо соображала, что даже забыла о собственной сумке, в которой была почти вся моя жизнь - документы, кошелек, телефон. А еще родители, наверняка пытались дозвониться мне, а я не отвечала.

Я попросила узнать мою сиделку о том, куда подевался Григорий, но она развела руки в стороны, сказав о том, что понятия не имеет, кто это такой. Поэтому пришлось, молча страдать. И надеяться на то, что сумка моя не пропадет. Ведь он мог и забыть её в моей машине, а машина попала на какую-то разборку... короче, та еще головная боль.

Через пару часов, появился дежурный врач и пояснил, что у меня явных повреждений не обнаружено, похоже на простое сотрясение, но на пару дней меня оставят в больнице, понаблюдать, и разрешил наконец-то поспать.

Про Григория он тоже ничего не слышал, к сожалению, и знать не знает, кто это такой. Короче говоря, мой спаситель, скорее всего скинул меня с рук, и поехал отмечать праздник. В принципе я его не винила, и вообще была благодарна за помощь, но почему-то стало обидно. С этой обидой на душе, я и уснула.

А утром проснулась от странного звука, чем-то напоминающего тарахтение трактора. А повернув голову на доносящийся звук увидела спящего в кресле Григория.

Кресло стояло напротив кровати, поэтому и оценить внешний вид мужчины мне было не сложно.

Такой же высокий, мускулистый и завораживающе расслабленный хищник. Одет Григорий был в черные брюки и такую же черную рубашку, у которой сейчас было расстегнуто две верхних пуговицы.

И даже его храп не смущал, а наоборот придавал ему еще больше брутальности.

Не сказала бы, что черты лица мужчины были симпатичными, скорее жесткими и резкими. Мой Валик мог бы посоревноваться с этим мужчиной в красоте, и сто процентов выиграл бы. Вот только я сильно сомневаюсь, что он смог бы сделать то, что с легкостью сделал этот мужчина. Мой бывший муж в любой сложной ситуации пасовал.

В воспоминания ворвался его панический взгляд, а затем и натуральный обморок, когда я выскочила из туалета, а по моим ногам текла кровь. Он ведь даже тогда со мной в одной квартире на отрез отказался оставаться, и как только пришел в себя, тут же собрался и уехал к родителям. А я одна дожидалась скорой, одна ехала в больницу, и одна узнала о том, что мой ребенок мертв...

Тяжелые воспоминания прорвались сквозь барьер, который я тщательно выстраивала у себя в голове столько лет, и душу словно кислотой облило. Мой маленький, так и не родившийся кроха, которого я потеряла...

Я так и осталась совершенно одна с этой болью, а еще со страшным диагнозом от врачей – что больше никогда больше не смогу родить.

Пустая, никчемная женщина. Я до сих пор не понимаю для какой цели еще существую? И даже судить и ненавидеть Валика за то, что ушел, когда узнал о моем диагнозе, не могу...

- Катя, ты чего, опять что-то болит? – вдруг вырывает меня грубый голос из пучины собственных переживаний, и я, стерев слезы с глаз с удивлением смотрю на растерянного и сонного Григория. В глазах мужчины плескается неподдельная тревога, он стоит рядом с моей кроватью нагнувшись надо мной, одной рукой он придерживает меня за плечо, а второй, убирает с моих глаз непокорные пряди. Ого... и когда это он успел ко мне подойти? И даже дотронуться?

 – Врача позвать?

- Нет, - прочистив голос говорю я, и мне становится ужасно стыдно за свой очередной срыв. – Это я так, просто, - я начинаю медленно подниматься на локтях, пытаясь придумать оправдание моей истерике, но на ум к сожалению, не приходит ни одной годной мысли, и поэтому говорю какую-то чушь: – Просто устала немного.

Но Григорий так и продолжает нависать надо мной, хмуро сверля своим ледяным взглядом. И даже руку никуда не убирает, хотя я уже почти сижу. Странно, но близость мужчины совсем не напрягает, а наоборот успокаивает, и нехотя, я чуть-чуть веду своим плечом, чтобы намекнуть Григорию о том, что его рука – это уже лишнее. И как только он её убирает с моего плеча, мне почему-то становится немного холодно. Глупость конечно... но простое человеческое участие заставляет меня ощутить к этому мужчине глубокую благодарность, и даже проникнуться симпатией. Не смотря на его «любовь» к жаргонным словечкам, да и общий угрожающий внешний вид.

- Женские истерики не мой конек, - продолжает хмурится мужчина. – Однако врача я, на всякий случай, все равно позову, а то вдруг что-то и правда случилось, сотрясение – это не шутки.

И он отстранившись выходит из палаты.

А я вдруг понимаю, что лежу в одной больничной ночнушке, не умытая, расхристанная, еще и с красным носом... короче говоря, вид тот еще. Мои щеки стремительно заливает краска стыда. Я их не вижу, но прекрасно все чувствую.

И быстро встав с постели, нахожу взглядом халат, иду в ванную, умываться и приводить себя в порядок. 

 

6 часть

 

А в ванной я чуть в обморок не упала, когда увидела во что превратилось мое лицо. И как Григорий еще от меня – такой изысканной «красавицы» не шарахнулся в сторону?

Черные круги под глазами, белки красные, как у зомби, прическа а-ля «Я упала с сеновала, тормозила головой». Кошмар.

Одно радует, хоть нос встал на место правильно. Наверное, какую-нибудь операцию придется делать, чтобы все правильно срослось, и потом никаких последствий не было.

В ванной нашлось все, что нужно, не только полотенце, шампунь и мыло для тела, но даже зубная щетка с пастой, и фен! Сервис, однако. Интересно во сколько мне еще этот сервис обойдется?

Стараясь не думать о тратах, я быстренько привела себя в порядок (даже голову помыла, и волосы немного подсушила феном), и закутавшись в халат, вышла из ванной комнаты. Где меня уже поджидали новый врач с Григорием.

- Простите, я себя в порядок приводила, - улыбнулась я, как можно непринужденнее, и постаралась не обращать внимания на слишком уж пристальный взгляд мужчин.

- Ничего страшного, мы всего пару минут ждали, - улыбнулся в ответ врач, - а теперь давайте посмотрим, как там у вас дела. Григорий Артемьевич сказал, что у вас утром что-то с настроением было?

Мои щеки опять стремительно потеплели. И сев на постель, я буквально заставила себя успокоиться.

- Это так, временное, - я качнула головой, продолжая улыбаться, и делать вид, что ничего страшного не случилось.

- Ну что ж, это хорошо, что временно, - врач сел рядом со мной на постель, и взяв мою руку, начал отсчитывать пульс. – Сейчас медсестра подойдет смерит давление и температуру, а также возьмет кровь и мочу на анализы.

Все это он мне сказал, когда начала что-то записывать себе в планшет.

- После этого сходите в хирургию на пятый этаж, в пятьсот четвертый кабинет, я вас на одиннадцать записал. Там ваш нос посмотрит пластический хирург, но вы не пугайтесь, я с вашим рентгеном ознакомился, думаю, что операции не понадобится. Вам повезло, ваш друг мастерски ставит носы на место.

Он опять улыбнулся, и встав, попрощался со мной.

- Я, на несколько минут, не теряй, - сказал мне Гриша, и вышел вместе с врачом.

А дальше завертелось. Медсестра, анализы. Быстрый завтрак вместе с Григорием. Кабинет хирурга, где при моем осмотре обязательно присутствовал и мой спаситель.

Мне было ужасно неловко, за то, что он продолжал со мной возиться, но я эгоистично молчала и не хотела отказываться от его помощи. И вообще рядом с ним, ощутила себя маленьким ребенком, которого водит за руку серьезный дядька, который строит всех врачей, одним только своим замораживающим взглядом.

Как зыркнет, так все сразу шелковыми становятся, и чуть ли не в реверансах расшаркиваются. Интересно, не будь его рядом, они бы себя так же вели? Помниться, когда меня с выкидышем в больницу привезли, то я в очереди сидела на осмотр к гинекологу, пока сознание не потеряла. Про меня врачи только тогда вспомнили.

Ладно, кто старое помянет....

Как я узнала от хирурга, мне действительно крупно повезло, операцию делать не потребуется, единственное, что на нос наложили гипсовую шину, и мне надо было с ней походить всего одну неделю, чтобы кости носа укрепились.

Мы вместе с Григорием вернулись в палату прямо к обеду, и опять поели вместе. Что примечательно, обед и завтрак нам приносили на двоих. Во время обеда мы особо не разговаривали, я – потому что устала, и уже хотела прилечь отдохнуть, а Григорий, в принципе, как я поняла, не любил говорить впустую. И в этой, как это ни странно, очень уютной тишине, мы пообедали, и мой спаситель сказал, что ему надо уехать, но к вечеру он вернется.

И только когда он ушел, я вспомнила, что забыла у него спросить про свою сумочку и телефон. Подозреваю, что родители уже с ума сходят.

Ладно. Ничего страшного, позвоню вечером, Григорий же обещал, что вернется. А то просить телефон у медперсонала, как-то стыдно.

После обеда я поспала всего часик, а потом тупо смотрела телевизор, не забывая поглядывать на часы, что висели на стене. Почему-то хотелось, чтобы мой спаситель поскорее вернулся. Мысленно я оправдывала свое желание прежде всего тем, что у него есть телефон, а мне надо созвониться с родителями. А ощущения неуверенности и страха, без его поддержки, я старалась засунуть, как можно дальше.

В шесть вечера принесли ужин на этот раз на меня одну, а Гриша так и не появился.

Он не появился и в семь, и в восемь, и даже в двенадцать вечера. От чего на душе опять стало тоскливо и немного обидно. Но засунув как можно дальше свои неуместные для взрослой самостоятельно женщины эмоции, я все же заставила себя уснуть.

А утром я проснулась опять от мерного и уже привычного тарахтения. Глядя на мужчину, спящего, сидя в кресле, я испытала целый ворох эмоций. Стало жаль его, и одновременно стыдно за свои вчерашние обиды, и эгоизм. Григорий вторую ночь проводит просто в ужасных условиях, сторожа мой сон. Это так странно... И в то же время я очень благодарна ему за помощь.

  Осторожно встав, чтобы не разбудить мужчину, я прошла в ванную и привела себя в порядок. Повязка на носу скрыла мои небольшие синяки под глазами. Мне опять же повезло с Григорием, потому что он вовремя снял мне отек, положив лед на нос, потому и гематомы выглядели не настолько ужасно.

 

7 часть

 

Когда я вышла из ванной, Григорий уже не спал, а стоял у окна и потягиваясь, с кем-то разговаривал по телефону.

Услышав мои шаги, он тут же попрощался с собеседником, и выключив телефон, повернулся ко мне.

- Здравствуй, Григорий, - сказала я, и поймала себя на мысли, что перешла с мужчиной на «ты», и чтобы не смущаться его пристального взгляда, быстро вернулась на кровать.

Лежать мне уже в ней осточертело, если честно, поэтому просто села на постель.

- Привет, Катя, - ответил мужчина, разминая шею. И мне показалось, что мое имя он произнес, как-то слишком интимно и с легкой хрипотцой? Поэтому следующие его слова я чуть не пропустила мимо ушей, из-за смущения: - сейчас эскулап прийти должен, да медсестричка, возьмут у тебя анализы, и до обеда, скорее всего выпустят.

- Было бы здорово, - нервно улыбнулась я, но тут же вспомнила про то, что надо будет платить за палату, и еще и как-то домой попасть, а без ключей это будет сделать затруднительно... Можно конечно слесаря вызвать, чтобы тот замок поменял, но что-то сомневаюсь я, что второго января можно будет найти хоть одного вменяемого слесаря, да и замок на какие-то деньги надо купить, а наличных дома я держать как-то не привыкла.

Я растеряно посмотрела на мужчину.

- У меня сумочка осталась в машине, а там все – телефон, ключи от дома, кошелек, документы.

Григорий нахмурился и неосознанно потер гладковыбритый подбородок рукой.

- О, я и забыл, у меня твоя сумка, я её сразу вытащил, когда тебя из машины забирал. Там же документы твои. Я и полис с паспортом твой вытащил, чтобы тебя нормально в больничку оформили. Короче говоря, пошарился немного. Телефон вырубил, а то он достал меня, еще когда ты в отключке была - звонил и звонил, не прекращая.

- Это хорошо, - выдохнула я от облегчения, что сумка нашлась, к тому же стало понятно, откуда он знает мое имя. Видимо из-за удара головой, я еще плохо соображала, вот и забыла, что даже не представилась, - а где сама сумочка?

Григорий вернулся и сел в кресло.

- Так я её дома выложил, я же говорю, документы искал, - развел он руки в стороны, и с раздражением добавил, - домой вчера заезжал - побриться, помыться, вот сумку с собой и прихватил, да ты не кипишуй, отдам я тебе её, нахрен она мне не нужна, сейчас тебя выпишут, мы съездим заберем.

- Да дело ни в этом, - я махнула рукой и немного возмущенно посмотрела на мужчину, неужели он решил, что я ему не доверяю? – Мне же за палату надо будет платить, а карточка в сумке, да и там ключи от дома.

- Да ну, ты чо, какие деньги, я же по полису тебя сюда определил? – он посмотрел на меня, как на дурочку.

А я в этот момент задумалась. Может и по полису, да только такая палата вряд ли входит в стандартную медицинскую страховку. И вообще все это странно, и немного неожиданно.

- Точно? Я просто думала, что такие палаты, - я обвела рукой комнату, - это явно уже не по страховке...

- Завязывай, и не думай об этом, - жестко отрезав грубым голосом, мой спаситель встал и пошел в ванную, тем самым прекращая разговор.

Я же растеряно открыла рот, не зная, как дальше себя вести. Спорить почему-то с ним расхотелось. Слишком уж грозно он выглядел, когда закрывал за собой дверь. А еще было совестно допекать мужчину. Он устал за эти дни. Я-то тут валяюсь и ничего не делаю, а он даже поспать нормально не смог. Вон домой впопыхах заезжал, чтобы себя в порядок привести, и обратно ко мне вернулся.

Углубиться в свои размышления по поводу своей вины перед Гришей, мне не дала медсестра. Она пришла смерить мне давление, вручила контейнер для сбора мочи, сказала, чтобы я его заполнила до завтрака, и отправила на сдачу крови.

И как только Гриша освободил ванную, я тут же проскользнула в неё, и постаралась быстро выполнить задание медсестры.

Благо на другой этаж идти не надо было, и я, извинившись перед мужчиной, пошла сдавать кровь и отдавать контейнер.

Когда вернулась, завтрак был уже на столе. Причем опять на двоих. Мне так и хотелось спросить у своего спасителя: «И это тоже входит в страховку?», но успела прикусить себе язык. Все же он помог мне, столько нянчится, видно, что уставший, а тут я еще и язвить буду.

Поэтому чинно позавтракав, Гриша углубился в свой телефон, а мне оставалось лишь смотреть в телевизионную панель, с каким-то фильмом в сюжет которого я даже не пыталась вникнуть. О чем говорить с мужчиной, я понятия не имела, а он тоже особо развлекать меня разговорами не спешил. Эх... ему бы поспать нормально, вон круги темные какие под глазами...

Поэтому притихнув, ждала врача, который должен был появиться примерно через полтора часа, как только будут готовы результаты моих анализов.

Врач явился почти в двенадцать часов дня.

- Что ж, анализы ваши в порядке, Екатерина Игоревна, - кивнул он с улыбкой, глядя на бумаги у себя в руках, - и я вас уже выписал. Потому и задержался, надо было заполнить все документы на выписку. И да, не забудьте заглянуть к хирургу, через пару дней, пусть снимет повязку удерживающую гипс. И самое главное, - он пристально посмотрел мне в глаза, - надо чтобы с вами кто-то побыл пару дней, и последил за вашим состоянием.

- Может ей, тогда пару дней еще в больнице побыть? – вмешался вдруг Григорий.

Когда пришел врач он освободил ему кресло и сидел за обеденным столиком у окна.

Тот перевел на него взгляд, и начал пояснять:

– Оставлять её в больнице по показаниям анализов я не вижу смысла. Как показала практика родные стены быстрее восстанавливают организм. А вот подстраховаться все равно следует. И если Екатерина Игоревна потеряет сознание, или у неё начнется сильная головная боль, то надо будет срочно вызвать скорую. А кто её вызовет, если с ней рядом никого не будет? – Врач опять перевёл на меня свой взгляд, - у вас есть родные, которые присмотрели бы за вами эти пару дней?

Я растеряно пожала плечами. К подругам обращаться сейчас было бесполезно, они даже трубку не возьмут. Звонить родителям, и срывать их с места? Зная маму, та бы конечно все бросила и примчалась, сев на поезд, или на автобус. Но мне даже страшно было подумать, какую она бучу поднимет со своей опекой. Еще потребует, чтобы я вместе с ней возвращалась в поселок, а там они с отцом меня своей родительской любовью точно задушат...

- Решим что-нибудь, - ответил за меня Григорий, а мне оставалось лишь пожать плечами.

В конце концов попрошу соседку, чтобы заглянула ко мне вечером и утром, дабы удостовериться, что я жива и сознание не потеряла. Думаю, что Марья Никитична не откажется. Она одинокая, любительница кошек. Новый год обычно встречает тоже в одиночестве, дети у неё разъехались по разным городам, муж давно умер, по родственникам друзьям она после Нового года не ходит, дома сидит. Решено, обращусь к ней.

- Ну что ж, тогда вот ваши документы, - он подал мне целую кипу бумаг, - тут выписка, и рекомендации. Не болейте больше и с Новым годом!

- Вас тоже с Новым годом! – ответила я с улыбкой врачу, и он нас покинул.

А я опять перевела растерянный взгляд на Григория. Сумка-то ведь у него. Значит и ехать мне с ним.

- Ладно, собирайся, - кивнул он, хмуро провожаю спину врача, - я тебе не буду мешать, как оденешься выходи, я в коридоре жду.

А мне стало интересно - как выглядит лицо Григория, когда он улыбается, или чему-то радуется?

Но затем запинав неуместные мысли подальше, начала быстро приводить себя в порядок. Человек-то ждет.

На работу я обычно ходила в черных строгих платьях, или костюмах, а обувь носила на низком каблуке из-за высокого роста, и чаще всего – выбирала ботинки. В брюках же удобнее и на машине ездить. Но так как готовилась к ресторану, то решила вместо привычной строгой темной блузки, одеть темно синюю шелковую, вместо брюк – юбку карандаш, с широким поясом, на ногах у меня были осенние легкие сапоги (я же на машине), а вместо привычной дубленки – красивая курточка из каракуля, которую я надевала, только по великим праздникам. Купила, как-то на распродаже вот теперь берегу. Все же вещь очень дорогая. И сейчас я чувствовала себя более увереннее, особенно, если не думать о повязке не лице.

 

8 часть

 

 По коридорам больницы, вниз по лестнице, и мы оказываемся на улице. Машину Григорий умудрился подогнать прямо к крыльцу. И как только пропустили? Хотя, о чем это я? Похоже, у этого мужчины тут везде «блат».

Григорий помог мне забраться в его огромную машину, и даже пристегнул ремень. От чего мне почему-то стало неловко. Не в том плане, что стыдно, а в том… самом, короче.

Даже самой себе признаваться в том, что мужчина мне определенно понравилось, было тяжело. К тому же, не хотелось себя обнадеживать. Я тут, как обычно размечтаюсь, а окажется, как в прошлый раз. Нет уж. Даже мысли нельзя допускать, что я нравлюсь Грише.

Так легче.

Потом будет.

Заставив себя мысленно успокоиться и прекратить вздыхать, аки малолетняя фанатка «БТС» (прим. автора. «BTS» - знаменитая южнокорейская вокальная поп-группа), я попыталась сосредоточить свое внимание на дороге. И тут до меня дошло, что мы выехали на объездную.

- Эмм, Григорий, а мы сейчас куда?

- Ко мне, - коротко ответил мужчина. – В Смоленку. У меня там дом.

- А зачем? – заторможенность в моем голосе надеюсь не так слышна, как в мозге?

- Пару дней поживешь у меня. Врач же сказал, что за тобой присмотр нужен. Вот я и присмотрю.

Говорил все это Григорий, таким убежденным в своей правоте тоном, что единственное, что я смогла ответить:

- Ааа.

А затем на какое-то время задумалась. И опять посмотрела на Гришу. Кажется, судя по упрямому подбородку, мужчина вознамерился опекать меня и дальше.

- А я разве вас... тебя не стесню? – решила поинтересоваться, таким странным решением, переход на «ты» сих пор вгонял в некий ступор.

- Нет, - качнул он головой, и сверкнув на меня своими стальными глазами добавил: - Я все равно один живу, а кухарку отпустил на две недели до «Старого Нового года» к родне. Так что составишь мне компанию, а я прослежу за твоим здоровьем. Надеюсь, ты готовить умеешь?

- Умею, - ошалев от такого наглого предложения ответила я. А затем, неуверенно добавила: - Может мне лучше домой?

- Нет, - коротко ответил мужчина, и включил магнитолу.

Удивительно, но песни в стиле бандитских девяностых, которые я ожидала, так и не прозвучали. Вместо этого, я услышала довольно знакомые приятные звуки классического рока. Ммм... обожаю этих разукрашенных, как зомби ребят, с длинными нечёсаными патлами. Прикрыв глаза, я решила плюнуть, и опять довериться мужчине. Если бы хотел прикопать в лесу, то сделал бы это уже тогда в Новый год. Значит плывем по течению и дальше. Тем более, что сопротивляться совсем не хочется. А может быть я просто окончательно повредилась головой, вот и веду себя, как дура.

Приехали мы домой к Грише очень быстро. Потому что дом его находился на самой окраине поселка, ближе к городу. Сам поселок начал строиться, насколько я помню, еще в лохматых девяностых, и сейчас разросся на добрых несколько десятков квадратных километров и уже превратился в часть города. Хотя по старой памяти его так и называют поселком.

В Смоленке я бывала всего пару раз. Мы с мужем ходили в гости к его однокласснице на день рождения. И оба раза мне не понравились. Муж напивался и начинал ныть по поводу того, что мы даже не живем, а существуем, как нищие, в своей, а точнее в моей «полуторке», и эта жизнь его тяготит и раздражает. «А тут и слуги есть, и дома шикарные, и вообще... права была мама, жениться надо было на Екатерине (его однокласснице), тогда бы он не прозябал в нищете со мной».

Неприятные воспоминания всколыхнулись где-то внутри души, заставляя почувствовать всю ту боль, что оставил мне мой бывший.

Пока Григорий заезжал в автоматические ворота своего трехэтажного дома, а затем и в гараж, который занимал весь первый этаж дома, я вместо того, чтобы восхищаться архитектурными прелестями, загрустила.

Видимо мой хмурый взгляд заметил Гриша.

- Опять поныть решила? – спросил мужчина, в свойственной ему манере, нажимая на кнопку на своем брелоке, чтобы закрыть ворота.

- Что? Нет... с чего ты взял? – я растеряно посмотрела на себя в зеркало. Неужели плакать начала? Но слез на щеках не заметила.

Гриша еще какое-то время смотрел мне пристально в глаза, что у меня создалось ощущение, будто он пытается мне в душу пробраться. И не выдержав я опустила взгляд первой.

- Ладно, - вздохнул мужчина, - тогда идем в дом.

Вышли мы в гараже, довольно просторном примерно на четыре машины, и теплом, а затем двинулись к лестнице, ведущей на второй этаж – в жилую часть дома.

Пока шли, я обратила внимание на квадроцикл, мотоцикл, снегоход, и даже гидроцикл. А еще лыжное снаряжение, и парочку обычных велосипедов. Похоже отдыхать мужчина, любит активно. Оно и понятно. Я незаметно покосилась на его фигуру, и почему-то сглотнула.

А еще гараж был заполнен различными, довольно специфичными инструментами, весящими на стенах, что навело меня на мысль, будто Гриша любил возиться с техникой сам. Не удержалась и решила спросить:

- А зачем столько инструментов?

На что мой спаситель лишь подтвердил мои умозаключения:

- Хобби. Люблю сам заниматься своими машинами. В молодости учился на автомеханика, но как-то не сложилось.

Он пожал плечами.

- Мой отец тоже любит машины ремонтировать. У него в поселке своя автомастерская, и всего один помощник и то на подхвате, основную работу отец делает всегда сам, - решила похвастаться я.

- Хорошее дело, уважаю, молодец, - ответил мужчина, а я почему-то зарделась. Стало приятно.

Бывший всегда осуждал отца за то, что он «вечно весь в мазуте». И говорил, что нормальный мужчина должен не руками работать, а головой.

В доме действительно было пусто, и немного зябко. А еще странно то, что Гриша в свои годы до сих пор не обзавелся семьей. Хотя с другой стороны, я тоже уже не девочка давно, а семьи нет. Так что... лезть с подобными личными вопросами, пока не решилась. Мало ли... ситуации всякие бывают.

Бодро стянув с меня мою курточку, пока я тупила, и разглядывала коридор, Гриша отодвинул зеркальную створку шкафа, повесил куртку на плечики, а мне достал тапочки.

- Проходи, можешь сразу на кухню, - он кивнул в сторону двери той само кухни, которую я не сразу заметила, - надо чего-нибудь приготовить, а то я жрать хочу, да и ты, наверное, тоже. Так что хозяйничай, - озадачил меня мужчина, а сам пошел по винтовой лестнице на третий этаж, тут же забыв обо мне.

 

9 часть

 

«Что ж, «хозяйничай», значит буду хозяйничать», - мысленно буркнула себе под нос, заодно радуясь, что могу хоть как-то «вернуть» долг.

Готовить я люблю. Жаль последнее время не для кого было. Вот сейчас, зато оторвусь, были бы продукты.

Зайдя на кухню я на пару мгновений зависла. Прямо картинка из журнала об идеальной кухне в классическом стиле предстала перед моими глазами. Следующие пять минут я инспектировала все шкафы, и мысленно аплодировала домработнице. Идеальная чистота и порядок во всем.

А что уж говорить про холодильник! Это не холодильник, это целая холодильно-морозильная установка, встроенная в стену. Впервые такое вижу. С таким холодильником можно без проблем прожить целый год, не выходя из дома. И я нисколько не преувеличиваю.

В общем быстро найдя все нужные ингредиенты, в том числе и фартук, я приступила к готовке.

Все это время, что я провела на кухне, мой спаситель туда не заглядывал. Истинный мужчина. Но меня это только умиляло. Мой отец тоже никогда не касался уборки или готовки, зато если что-то сломалось дома от крана до шкафчика – чинил сразу же. Долго упрашивать его никогда не надо было, наоборот, мама порой забывала, что у какого-нибудь шкафчика что-то сломалось, а отец сам находил и попеняв матери на забывчивость - чинил. Ремонт так вообще делал всегда строго сам, мы с мамой только дизайн подбирали. Впрочем, он и сейчас не изменил своим порядкам. Мама занимается готовкой, уборкой, а отец – добычей и ремонтом. Мама у меня, к слову, сколько я помню, вообще не работала и всегда была домохозяйкой.

У меня же с моим бывшим было немного наоборот. Он вечно сидел дома и не мог найти работу, поэтому уборка и готовка была на нем, а вот мне приходилось решать чисто мужские вопросы. Даже кран починить и то входило в мою «работу». Конечно, сама я ничего чинить не умела и просто обращалась в агентство «муж на час».

Выбросив мысли о бывшем из головы, я постаралась отдаться любимому делу.

В итоге, спустя полтора часа, я пошла искать Григория.

Который нашелся сразу же - в холле на первом этаже. Мужчина сидел на диване, перед ним стоял низкий столик, а на столике ноутбук. И судя по доносившимся из ноутбука звукам, Гриша с кем-то общался через «Скайп». Причем общался не просто так, а по работе. Потому что я отчетливо слышала такие слова, как «сверка», «подрядчики», «материалы», «ремонт», и прочие слова.

Даже интересно стало, кого это он так напрягает в праздники?

- Григорий, я накрыла на стол в кухне, - тихо сказала я, чтобы как-то обозначить свое появление, потому что мужчина, так увлекся работой, что даже не услышал, как я к нему подошла.

Подняв на меня немного удивленный взгляд, он перевел его на часы, что висели на стене в холле, а затем коротко кивнул:

- Сейчас подойду.

А я вспомнила про свой телефон и сумочку.

Но Григорий уже вернулся к «рабочим вопросам», и я решила, что про сумочку спрошу во время обеда. А то отвлекать его было как-то не ловко.

Вернувшись на кухню, я сняла фартук, и сев за стол начала есть. По опыту помню, что если мужчина чем-то занят важным, то придет он не скоро, а я уже действительно проголодалась.

Но на моё удивление, Григорий появился спустя всего три минуты.

- Запах охрененный, - пробормотал он, и сразу же напал на жаркое из говядины с картофелем в горшочке. Не забывая и пробовать все три салата, которые я успела сделать, а также мясную и овощную нарезки.

Аппетит у Гриши оказался на диво хорош. Я даже засмотрелась, как он быстро поедает все, что я ему приготовила.

А затем в дверь позвонили.

Угу... настойчиво так...

И звонок раздался даже на кухне.

С удивлением заметила в потолке небольшой динамик. А Григорий почему-то нахмурился, и встав со стула, с грустью посмотрел на опустевший стол.

- Добавки? – скромно спросила я, и еле сдержала улыбку, потому что впервые увидела на лице мужчины искреннюю улыбку.

- Ага, - кивнул он, и добавил скорее сам себе, чем мне: - а я пока пойду посмотрю кого там принесло.

Быстро встав, пошла доставать еще один горшочек из духовки, и салаты из холодильника. Не зря я сделала побольше, ой не зря. Гриша с его габаритами наверняка питался за двоих, если не за троих...

Пока заправляла салаты майонезом, невольно услышала голоса в холле, и моё до этого такое радостное настроение резко начало падать в низ.

- Зайчик, а у нас что, новая домработница? – капризный женский голос ворвался на кухню, а с ним и яркая брюнетка в красном платье, обтягивающим её довольно пышную в нужных местах фигуру.

Такие фигуры называют – песочные часы. Грудь и попа – большие, а талия – узкая.

- Нет, - услышала я лаконичный голос хозяина квартиры, пока разглядывала пассию, а возможно даже и его жену.

Она же в ответ разглядывала меня. Точнее не разглядывала, а оценивала, и мысленно, по-моему, даже взвешивала. Угу – мой труп. И увиденное ей явно не понравилось, потому что пухлые ярко-красные губы скривились, а глаза, далеко не наивной и уже совсем не молодой девушки, прищурились.

На вскидку я дала бы ей лет тридцать, а то и меньше. Хотя, посмотрев на её руки и шею, поняла, что она старше... на много старше, я бы даже сказала на добрый десяток лет.

Только стоило Грише подойти чуть ближе, как лицо брюнетки мгновенно преобразилось, и явило на свет, прелестную милую красотку, явно не обременению интеллектом.

«Точно жена», - заключила я.

По возрасту она ему подходит.

Только вот какого черта он притащил меня к себе домой?

- Тогда кто это? – тут же решила уточнить красотка, ткнув в мою сторону ярко красным ноготком.

- Аля, тебя это не касается, идем, - и Гриша бесцеремонно подхватил под локоток брюнетку, и потащил куда-то в сторону холла.

Я как завороженная последовала за «сладкой парочкой», и пока шла формировала в голове небольшой план.

Оставаться в этом доме я больше не могу. Поэтому выйдя в холл, я громко спросила у Гриши, который в этот момент пытался тащить явно упирающуюся брюнетку на второй этаж:

- Григорий, а вы не подскажите мне где моя сумка, мне телефон нужен.

Гриша резко затормозил, и ткнул пальцем на диван, что стоял в холле, а затем повел свою пассию дальше.

Моя сумка и правда валялась на диване. И я, недолго думая, и стараясь не допускать не единой эмоции, быстро подошла к сумке, нашла телефон, включила его, и порадовалась, что он был в рабочем состоянии.

Затем вырвала листок бумаги из записнушки, черкнула свой телефон, и пару слов благодарности.

Листок оставила на кухне под горшочком, а то мало ли, вдруг не заметит?

Проигнорировав пропущенные, быстро вызвала такси и пошла на выход – одеваться.

Ждать такси решила на улице. Потому что находиться в доме Григория было морально тяжело, и неловко. Кажется, я все-таки себе чего-то на придумывала. А теперь еще и обижаюсь.

С такси мне сказочно повезло, и машина подъехала буквально через пять минут.

Дома я оказалась уже через пол часа. И за эти пол часа я говорила по телефону с мамой и рассказывала ей сильно урезанную версию моего «исчезновения». Кажется, мама не прониклась и пригрозила приехать в гости. Пришлось долго и нудно сопротивляться и к концу поездки я уже чувствовала себя, как выжатый лимон. Потому что мама умудрилась вытащить из меня все детали моих приключений. Вплоть до последней – «брюнетки».

Благо отвлек таксист, и скомкано попрощавшись с родительницей, я оплатила поездку и наконец-то попала домой.

 

10 часть

 

Шесть вечера, семь вечера, восемь вечера, девять, десять, одиннадцать.... И я понимаю, что уже не дождусь - ни звонка, ни «смс-сообщения».

В итоге, просто легла спать и заставила себя уснуть.

А на следующий день мне позвонили с утра.

- Здравствуйте, Екатерина Игоревна, - незнакомый мужской голос, заставил меня нахмуриться.

- Здравствуйте, - с удивлением ответила я.

- Мое имя Алябьев Анатолий Алексеевич, у меня на ремонте ваша машина, - начал очень быстро говорить мужчина, что я даже слово вставить не смогла. - Вы не волнуйтесь, мне Григорий Артемьевич уже все оплатил, машина будет готова через пять дней, как раз к Рождеству. Мы править почти ничего не будем, новый бампер поставим и новые фары, единственное, надо будет красить и сушить. Поэтому и срок такой. Как только все закончу, я вам перезвоню. Удачно дня.

- До свидания, - только и успеваю сказать я, но мужчина моих слов уже не услышал потому что отключился.

- Ну и дела, - выдохнула, понимая, что ничего не понимаю.

Зачем он за ремонт заплатил? Это же очень дорого. Новый бампер, новые фары, установка, покраска... Да еще и в праздничные дни. Мысленно подсчитав, сколько примерно может стоить все это, поморщилась.

Позвонить бы ему, сказать - спасибо, деньги вернуть, да только номера его телефона не было. Если только на работу сходить и посмотреть в документах? Но наши все появятся, только пятого числа. Да и я вообще-то в отпуске, а на работу в отпуске лучше не ходить, а то еще могут отозвать, если поймут, что я никуда не уехала. Наш начальник любит подобные шутки шутить. И плевать ему будет на мой сломанный нос.

А может Григорий сам позвонит, а?

Странно, но вчерашний поступок показался каким-то детским. Убежала, не попрощалась. А вдруг я всё не так поняла? Да и вообще... Почему я должна была что-то там понимать. Мужчина может просто хотел помочь, а я уже размечталась, и что-то там себе придумала.

Господи, вот стыдобище...

Черт! Вот буду теперь мучиться... Эх... Вроде не девочка уже, а эмоции, как у подростка.

Гриша не позвонил и сегодня, в отличии от мамы, которая все грозилась приехать, но мне удалось сдержать её угрозы, пообещав отзваниваться и отчитываться о своем здоровье каждый день.

А на следующий день я съездила к врачу и сняла повязку, пришлось пользоваться услугами такси. Кусочек гипса с носа мне врач пока не убрал, пообещав снять его после Рождества. В зеркало лишний раз я не смотрела, чтобы не омрачать себе настроение. Круги под глазами, цвели всеми цветами радуги, короче... то еще зрелище.

Поразмышляв немного, поняла, что, когда буду забирать машину, выспрошу у механика сколько денег заплатил Гриша, и все верну до копейки.

А седьмого числа, прямо с утра мне позвонил тот самый Анатолий Алексеевич.

- Я подъехал к вашему подъезду Екатерина Игоревна, выходите принимать работу, и паспорт не забудьте, чтобы я не обманулся, и случайно другому человеку не отдал вашу машину, - огорошил меня мужчина.

Пришлось быстро собираться – натягивать колготки, кофту, первую попавшуюся юбку, прыгать в сапоги, накидывать дубленку, и не накрашенной выскакивать на улицу.

- Здравствуйте, - встретил меня у подъезда полноватый мужчина, с седыми усами. – Екатерина Игоревна?

- Да, это я.

Посмотрев мой паспорт мужчина, сразу же улыбнулся, и отдал мне ключи.

- Вот, принимайте работу.

Он указал рукой на передний бампер и начал рассказывать, что и где они меняли, даже открыл капот и показал, что с внутренностями машины все в порядке.

Если честно, то я бы даже не заметила особых изменений, если б не новый фары. У моих то уже стекла пожелтели от времени, а эти - сияют белизной.

Я даже завела машину и проехалась немного во дворе, на этом настоял Анатолий Алексеевич. А затем долго и нудно уговаривала мужчину, чтобы тот назвал мне стоимость ремонта. Пришлось даже пойти на маленькую ложь, и сказать, что хочу посоветовать его знакомой, мол она тоже в аварию попала, и думает где ремонтироваться.

Что ж, так я и думала, все мои накопления уйдут на возврат долга. Накрылся мой отпуск на Байкале медным тазом. Но тут ничего не поделать. Не привыкла я быть кому-то должной. Правда отдать деньги я смогу только лишь после выхода из отпуска. Спрашивать телефон Григория у Анатолия Алексеевича, я почему-то постеснялась. Значит придётся потерпеть. Если Гриша конечно, сам не позвонит раньше.

Гриша не позвонил.

И весь январь я просидела дома, практически сходя с ума от скуки. Единственным приключением была моя поездка после Рождества к врачу, который окончательно снял мне гипс с носа, и ежедневные звонки от мамы. Ну и компьютерная игра. В игры я любила играть еще с детства, а тут целый месяц безделья, почему бы не потратить отпуск на убийство виртуальных монстров?

О моем спасителе я старалась не думать, он то наверняка уже обо мне забыл. Осталось только долг отдать, и все... на этом наше знакомство навсегда закончится.

Жаль, конечно, но тут уж ничего не поделать.

 

Февраль

 

1 часть

 

Постучавшись, для приличия, я вошла в его кабинет. Несколько пятитысячных купюр, которые я сняла со своего счета в банкомате на первом этаже, уже лежали в моей сумочке и ждали своего часа.

- Добрый день, - чуть приподняв уголки своих губ, я прошла в кабинет глядя на мужчину.

- Добрый, проходи, присаживайся, - сказал Гриша, а точнее Григорий Артёмьевич, смотря на меня с нечитаемым выражением глаз.

Почему мне вдруг мысленно захотелось назвать его по имени и отчеству, я и сама не сразу поняла. Но когда все же присела в мягкое кресло для посетителей, и взглядом окинула кабинет, то догадалась - этот кабинет был очень шикарным, и мужчина в кожаном кресле был под стать ему. Такой же массивный и уверенный в себе, как и стол из дорогой породы дерева, за которым он сидел.

На пару мгновений я зависла на этом столе. Люська перед Новым годом мне, да и не только мне, но и всему коллективу все уши прожужжала о том, что её родители собрались покупать какую-то безумно дорогую мебель из особой породы дерева. Она тысячу раз мне и всем коллегам в разных рекламных буклетных журналах показывала, что это за дерево, как выглядит и прочую связанную с этой мебелью чепуху. Что я невольно для себя запомнила множество различных деталей. Вот и сейчас до меня дошло, из чего сделан этот массивный стол, и несколько шкафов расставленных у стен кабинета. А уж сколько все это дело может стоить...

Короче говоря, именно после осознания – куда же я попала, мужчина в черном костюме без галстука, из Гриши вновь превратился в Григория Артемьевича. И спину захотелось сделать еще прямее, хотя у меня осанка и так не плохая, спасибо маме в свое время вымуштровала.

Видимо пауза затянулась, и Гриша не выдержал первым.

- С чем пожаловала? - спросил мужчина пристально меня рассматривая своими стылыми глазами.

Я тут же встрепенулась и стараясь не суетиться и не показывать своего смущения, и неловкости, вытащила из сумочки приготовленные деньги, и положила их на стол.

- Вот, я пришла вернуть долг, - и на всякий случай уточнила, - это за ремонт машины. Тут вся сумма, которую мне назвал мужчина, что пригнал машину. Кстати сделали все на отлично, у меня там что-то стучало, теперь даже не стучит.

Я пододвинула деньги на середину стола.

Гриша кинул лишь один взгляд на деньги, а затем опять посмотрел на меня и с небольшой ленцой в голосе произнес:

- Ты уверена, что хочешь мне их вернуть?

Мне показалось, что он сейчас оскорбиться, потому что его взгляд, угрожающе потемнел, и я решила кое-что прояснить, все же обижать как ни крути мужчину не хотелось.

- Ты столько всего для меня сделал, больница, врач, даже ремонт машины... Я ведь абсолютно не знакомый тебе человек. А тут еще и такие траты. Не вернуть эти деньги было бы непростительно для меня и моей гордости. Я не знала номера твоего телефона, так бы сразу вернула, а на работу возвращаться опасно, у нас начальник тот еще самодур, мог бы из отпуска отозвать, если бы заметил, что я на работе появилась.

Гриша опять посмотрел на деньги, и усмехнулся. На этот раз на его лице я отчетливо увидела досаду.

- Гордость значит.

Это был не вопрос, а утверждение, поэтому я решила промолчать, и поспешила встать с кресла, чтобы еще сильнее не накалять обстановку.

- Не буду отвлекать тебя от работы, еще раз огромное спасибо за помощь во всем. Я не представляю, как бы я без тебя справилась. Я пойду...

- Давай поужинаем сегодня, - вдруг прервал он меня, и посмотрел очень серьезно в глаза, - у меня дома, я приглашаю.

Его вопрос ввел меня в легкий ступор, и я не сразу нашлась с ответом, но затем все же вспомнив про гордость немного приподняла подбородок и спросила:

- А твоя жена разве не будет против?

- Я не женат, - на лице Григория появилась кривоватая улыбка.

Кажется, мои брови взлетели до небес. Если честно, то как вела себя та женщина говорило, как минимум о том, что она хозяйка в доме Григория... А, если учитывать её обращение - «зайчик», явно не сестра. Сестры с братьями так не разговаривают.

- А разве та женщина ... что...

- Если ты про Алинку, то это моя бывшая любовница, мы с ней расстались еще три года назад, причем по её инициативе. Она периодически появляется в моей жизни, просит денег или какой-нибудь помощи по бизнесу. У неё свой массажный салон. Я не отказываю, все же нас связывает общее прошлое. И мы с ней друзья. И да, она любит устраивать подобные провокации, характер у Али такой. Ну так что, поужинаем сегодня у меня?

- Вот так сразу и дома ужинать? – почему-то вырвалось у меня.

Я даже не знала, что ответить и находилась в полной растерянности, сгорая от чувства стыда и неловкости за свой детский поступок месячной давности.

 - А чего усложнять? – приподнял свою бровь Гриша. – Ты мне нравишься, я давно тебя приметил. Правда повода познакомиться не было. Я же не сопливый подросток, чтобы за бабами бегать и просить у них телефончик. А сейчас, раз ты сама пришла, то почему бы и нет? К тому же ты не замужем, и я абсолютно свободен.

- Эмм, - опять растеряно пробормотала я, и неуверенно кивнула: - ну хорошо.

- Ты во сколько заканчиваешь - в семь?

- Шесть, - автоматически поправила мужчину, все еще находясь в маленьком шоке.

- Отлично, значит буду тебя ждать на стоянке в шесть вечера.

- Ага, - я еще раз заторможено кивнула, и пошла на выход из кабинета, вспомнив, что у меня сегодня первый рабочий день после отпуска, и начальник, наверняка уже стоит у моего рабочего стола и ждет с кипой бумаг и поручений.

А то, что на ужин пригласили, так это еще ничего не значит... наверное...

 

2 часть

 

Как и ожидалось, шеф, действительно стоял возле моего стола с кипой бумаг.

- Ну наконец-то! Нагель вернулась. Сколько можно ждать? – пробурчал он, когда я минута в минуту зашла в офис. – Идем скорее ко мне в кабинет, я тут со счетами разобраться не могу.

- Я подойду через две минуты, Андрей Ильич, - сказала я, подходя к шкафу, чтобы переодеть обувь на более удобную. Дубленку я еще до визита к Грише успела снять, а вот сапоги переодеть не успела.

- Ладно Екатерина Игоревна, давайте быстрее! – скривился шеф, и обведя весь наш притихший кабинет грозным взглядом, наконец-то ушел.

- Фуу, - первая отмерла Люська. – Ну ты даешь Кать. В первый же день, почти опоздала.

- Вообще-то, я пришла раньше всех, просто надо было до банкомата дойти, а там очередь, - решила сказать я полуправду, потому что если сказать всю правду, то меня точно не отпустят, пока всю информацию не выпытают.

О том, что я попала в аварию, так никто и не узнал. Люся с Верой, по всей видимости, даже не удивились, что я не приехала на Новогоднюю вечеринку. Со мной такое не раз случалось. А с остальными коллегами, я не так близко общалась, чтобы делиться с ними личными проблемами или достижениями. Нет, конечно могла поздравить с днем рождения (очень сухо) или другой значимой датой, и скинуться на подарок, побыть на очередном корпоративе для приличия минут пять-десять, и уйти. По работе всегда помогала, и никому не отказывала, если просили. Но в обсуждении сплетен не участвовала, и «дружить» против кого-то не стремилась. Наоборот всегда пресекала подобное, если мне предлагали. И старалась держать нейтралитет.

Все в офисе тут же потеряли ко мне интерес, потому что приступили к работе, а я направилась к шефу, который, похоже решила переложить на меня обязанности своего секретаря. Надо бы обсудить с ним этот вопрос, у меня вообще-то и свои клиенты имеются...

День прошел очень насыщенно. Оказалось, что секретарша у шефа уволилась (допек видимо окончательно), и теперь заниматься счетами некому. А я «единственная, и неповторимая кому Андрей Ильич доверяет работать с банковской программой». Сам-то он в ней не бум-бум. Да плюс еще и несколько клиентов новых мне подкинул. Точнее не новых, а старых. Потому что наш Ильич умудрился заключить договор с транспортной компанией на целых пять лет, где работает больше трехсот человек, и теперь почти все девчонки будут вести эту самую транспортную компанию, а остальных-то клиентов куда? Правильно! Нагель Екатерине Игоревне в нагрузочку. Пусть занимается, а то после отпуска совсем расслабилась.

В итоге, к концу рабочего дня, я чувствовала себя, как выжатый лимон. Да и не только я, все девочки, по-моему, так же себя ощущали. Все же работать с такой большой компанией никто не привык. Как рассказали мои коллеги - десять дней назад, к ним в офис ящиками стали свозить всю документацию той самой транспортной компании, что накопилась за десять лет работы фирмы. Естественно они были в шоке. Ведь надо было все рассортировать, создать архив, короче говоря – полный завал, который они разгребают до сих пор.

Одно радовало - Ильич пообещал мне неплохую доплату к основному заработку, за страдания, потому особо не роптала, по крайней мере, пока.

За всеми рабочими перипетиями я совершенно позабыла об ужине с Гришей, и вспомнила о нем, лишь тогда, когда он сам пришел ко мне в офис в семь часов вечера.

- Привет, - смущенно улыбнулась мужчине, и тут же в ужасе за озиралась вокруг, понимая, что девочки меня теперь точно будут пытать. Но мне повезло, все уже разошлись по домам, и лишь я одна, как всегда заработалась, позабыв о времени.

- Привет, - усмехнулся Гриша. Он взял стул, и сел напротив моего стола. Точнее сказать не сел, а вальяжно развалился. Мужчина был уже одет в верхнюю одежду – черная норковая куртка, была небрежно расстегнута, из-под неё виднелся черный пиджак и белая рубашка, без галстука. И весь его вид излучал угрожающую притягательность. А терпкие нотки дорогого парфюма заклубились в воздухе, заставляя моё сердце учащенно забиться.

«Необычная реакция», - подумала я, чувствуя давно позабытое тепло в низу моего живота, перед этим опасным крупным хищником.

Если честно, то такие мужчины всегда меня пугали. Я почему-то считала их пресыщенными жизнью, и женским полом, и никогда не стремилась связываться с подобными. Да и что греха таить, я в молодости была очень полной, еще и мои немецкие корни давали о себе знать (резкие черты лица, высокий рост), короче говоря, до титула «Мисс Красавица» мне было как до Луны пешком, и потому выбор у меня был не особо велик. Но после развода и выкидыша, я стала очень худой, как мама выражалась – кожа да кости, и потому выглядеть начала более привлекательно, наверное,... раз такой мужчина обратил на меня свое внимание.

– А я уж думал, ты от меня сбежала, но затем заметил твою Тойоту, и понял, что ты просто запаздываешь, - произнес Гриша сверял меня своим невозможным взглядом.

- Извини, я заработалась немного, - неловко пожала я плечами, закрывая программу и выключая рабочий компьютер. - Подожди пять минут, я быстро соберусь.

- Конечно, - усмехнулся Гриша, и добавил, приподняв свою бровь, - я целый час ждал, поэтому пять минут могу еще подождать.

Мне опять стало стыдно. Вообще-то опаздывать я не привыкла, и сама терпеть не могу не пунктуальных людей.

- Прости, - еле слышно прошептала я, вставая и направляясь к шкафчику, где у нас хранилась одежда, и тут же ощутила жуткую усталость во всем теле, и головокружение, от чего неожиданно покачнулась.

- Эй, ты в порядке?

Как так быстро, Гриша оказался рядом, я и сама не поняла. Но этот мужчина уже придерживал меня за талию и заглядывал в глаза.

- Я просто устала немного, - покачала я головой, - но уже все хорошо.

Нахмурившись он пристально посмотрел мне в глаза, и с угрозой в голосе, от которой у неподготовленного человека могут волоски встать дыбом на загривке произнес:

- Твою мать! Твой эскулап сказал, что ты полностью здорова, я встречался с ним восьмого после праздников. А сейчас ты чуть не упала от усталости. Что за ху*ня? Этот хрен наврал мне что ли? Так я его на ленточки порежу! Он у меня без работы останется!

Я в шоке посмотрела на мужчину, совершенно не обратив внимания на его грубость, и злость, потому что меня удивило кое-что другое.

- Ты узнавал у лечащего врача о моем здоровье?

Впервые за несколько дней нашего знакомства, я увидела, как на лице мужчины промелькнуло смущенное выражение.

 

3 часть

 

Но он тут же взял себя в руки, и напустив побольше небрежности в голос произнес:

- А что тут такого, я к другу забегал, он глав врачом работает, а там у него в кабинете твой эскулап терся, ну я и спросил, все ли у тебя в порядке. Но я сейчас же позвоню, пусть тебя обследуют...

- Эй, да ладно, не надо, - я качнула головой, и осторожно отошла в сторону высвобождаясь из одновременно жестких, но в то же время очень заботливых объятий. – У меня такое бывает, когда засижусь долго за компьютером. Это обыкновенный хондроз. Я же весь месяц ничего не делала, а тут такая резкая нагрузка. Небольшой массаж, и все пройдет.

Я улыбнулась как можно беспечнее, и обойдя хмурого мужчину подошла наконец-то к шкафу, пытаясь логически разобрать ситуацию. Он беспокоился обо мне? Но почему тогда смутился и не сказал об этом? Неужели этот здоровяк может чего-то бояться? Это все так странно...

- Массаж значит, - вдруг послышалось у меня из-за спины.

На это я даже не нашлась, что ответить.

И начала переодеваться.

Закрывать офис не требовалось, так как дверь была на электронном замке и замыкалась сама, стоило её просто захлопнуть, что я и сделала. У каждого сотрудника был электронный ключ, поэтому мы без проблем могли прийти на работу или уйти с неё в любое удобное для нас время. Охрана была круглосуточной во всем здании, обход делался по всем кабинетам в ночное время каждые два-три часа. Как было заявлено в договоре, который мне пришлось немного изучить, пока я занималась счетами.

Вот и сейчас мы с Григорием прошли по опустевшему коридору к лифту, а дальше вниз – до самой подземной стоянки.

Гриша повел меня сразу к своей машине, и тут я вспомнила про свою.

- Ой, а моя машина? – спохватилась я.

- Не переживай, мои присмотрят, я распорядился, - коротко ответил хозяин здания. – В любое время можешь забрать, хоть в четыре утра, откроют.

- Ну ладно, - выдохнула я, потому что вообще-то по правилам, оставлять машину на ночь было запрещено, стоянка для работников «Бизнес-центра» разрешалась с шести утра до десяти вечера. А для гостей и посетителей - с десяти до шести вечера. Вот я и испугалась, вспомнив, как одна из работниц «забыла» свою машину на ночь, а охранники вызывали полицейский эвакуатор и отправили её машину на штраф площадку. Все были в шоке. Жесткие тут правила у Гриши... Хотя с другой стороны, я эти правила не осуждала, и наоборот поддерживала. Перфекционист по натуре я люблю, когда есть четкие правила, и сама стараюсь их всегда придерживаться. Работать в хаосе терпеть не могу. Здесь бизнес-центр в конце концов, а не жилой дом.

За этими воинственными мыслями, и музыкой, льющейся из динамиков, я не заметила, как мы подъехали к дому Гриши.

Гараж, и сам холл за время моего отсутствия никак не изменились. Все те же темно-коричневые кожаные диваны, стоящие полукругом, различные чугунные статуэтки, изображающие силуэты женщин, правда без головы рук и ног. Большой камин... настоящий. Который я в прошлый раз, почем-то не заметила, или не обратила внимания?

- Домработница накрыла на кухне ужин, но, наверное, уже все остыло, подогреешь? – спросил меня хозяин дома.

- Конечно, - я кивнула, и приняв из рук Гриши тапочки, переоделась и проследив, как мужчина убрал мои вещи в шкаф, пошла на кухню.

А там, меня и правда ждал ужин... романтический. Даже свечи имелись, но они пока не горели.

Гриша тоже последовал за мной, и сразу полез в холодильник из которого достал бутылку вина, и сев за стол принялся её откупоривать.

Взяв тарелки с «горячим» со стола, я подошла к микроволновке и по очереди решила их подогреть.

Это были большие хорошо прожаренные куски отбивных. У меня даже слюнки потекли, глядя на эту красоту.

Я слышала, как Гриша разливал вино по бокалам, как чиркает зажигалка.

Это было так странно.

Почему-то этот мужчина не казался мне романтичным, от слова совсем. Но этот ужин говорил об ином.

Заходите

  • Серый Vkontakte Иконка
  • Серый Instagram Иконка
  • Серый Facebook Icon
  • Серый Twitter Иконка
  • Odnoklassniki - серый круг
  • Серый Pinterest Иконка

© 2020 Эльвира Осетина
Сайт создан на Wix.com
 

18+ Внимание! Сайт может содержать материалы, не предназначенные для просмотра лицами, не достигшими 18 лет!